В копилку, дзынь.

Просто в тему. Не могу не перепостить.
Как эволюционист Александр Марков был приглашен на передачу Дмитрия Быкова поговорить про Дарвина и что из этого получилось.

Цитата:
«Надеюсь, вы понимаете, что ничего этого не было? Ведь это бред. Какая в жопу обезьяна? У дарвинизма нет никаких доказательств. Переходного звена нет! Ничего нет!» На словах "какая в жопу обезьяна" я, знаете ли, тихонько встал и ушел.

Advertisements

Пару слов о редукционизме.

Сейчас будет много букв, но надо поговорить. Может, пока напишу и сама разберусь. А не разберусь, так кто-то подскажет. Будет про редукционизм, генетику
и этику.

Не успела я наехать на креационизм, как меня лихо обозвали циником и прошлись детскими грабельками критики редукционизма по моим понятным и доступным тезисам. По редукционизму, как процессе научного познания, только ленивый не топтался. Сейчас даже стыдно сказать, дескать, да, я редукционист. Но если мы посмотрим пристальнее на предмет, вскроются некоторые любопытные вещи.

Что такое редукционизм.

Русскоязычная википедия определяет редукционизм как методологический принцип, согласно которому сложные явления могут быть полностью объяснены с помощью законов, свойственных явлениям более простым (например, социологические явления объясняются биологическими или экономическими законами). Это философское определение в процессе научного поиска выражается в практическом подходе, когда целая система изучается как работа отдельных элементов, при этом пробуют установить причинно-следственную связь этих отдельных элементов. Вряд ли какой ученый действительно держит в голове эти принципы, когда возится с пробиркой в лаборатории, но ретроспективно всегда можно разглядеть этот редукционистский подход в некоторых областях науки.

Проблемы редукционизма с примерами.

Установление причинно-следственной связи. Нашла пример, у человека болит голова. Он съел таблетку и боль прошла. Может быть три причины: 1) изменение восприятия боли – ментальное объяснение; 2)биологический процесс вроде изменения просвета сосудов с помощью мышц; 3) какие-то микрофизические процессы, которые порождаю другие микрофизические процессы.

Редукционист в таком случае говорит, что не все три причины действуют одновременно. Вполне возможно установить иерархию причин и считать головную боль ни чем иным, как биологическим процессом, который обусловнем микрофизическими законами. Как видим, ментальную часть мы сразу как бы исключаем и по большому счету вторая глобальная проблема редукционизма – это встроенная неспособность решить какие-то когнитивные проблемы или даже проблему сознания. В общем-то он и не пытается, но с этим примером проще понять, почему редукционистов считают бесчеловечными циниками.

Если это ясно, двигаемся дальше. С установлением причинно-следственных связей не так просто. Там у редукционизма есть еще одна проблема. Допустим, головная боль имеет биологическую природу и мы не знаем какую. Упрощаем и строим гипотезу на базе уже существующих знаний – изменение просвета сосудов, которые регулируются мышцами, которые есть ни что иное, как совокупностью клеток, в которых работают гены, которые регулируют их работу. Значит, надо найти сигнал, который регулирует их работу и блокировать. По большому счету это и есть современное состояние молекулярной биологии. Но тут есть подводный камень. Гипотеза может быть фальшивой, возможно причина кроется в восприятии болевых сигналов мозгом, но наши измерения все-равно по каким-то причинам будут коррелировать с гипотезой и таким образом мы выведем ошибочную причинно-следственную связь.

И еще один подводный камень буквально там же – множественная реализация. Мы не учли каких-то дополнительных факторов, о которых мы просто еще не знаем. Мы докопались до молекулярного сигнала, вырубили его, а голова все-равно болит, потому что этот сигнал задействован в порождении головной боли другой природы или еще хуже, это привело к каким-то драматическим последствиям. На практике это случается сплошь и рядом. Когда-то встречала сообщение, причем деталей уже не помню, но напою. Маленькая фармацевтическая фирма разработала препарат для лечения, скажем, склероза. Нашли четкий дискретный молекулярный фактор, который его вызывает, наработали против него антитела для блокировки. Протестировали на клетках инвитро, протестировали на обезьянах. Все работает. Нашли добровольцев. Вкололи. Получили массивные некрозы по всему телу.

В этом случае к редукционизму примешивается другой метод научного подхода – индукционизм. То есть экстраполяция наблюдаемого эффекта на целое. Сначала упростили (редуцировали) до молекулярного сигнала, посмотрели как оно работает на отдельных клетках и лихо экстраполировали обратно на целый организм. При этом у индукционизма тоже есть свои проблемы. Напомню пример с цыпленком Рассела. Цыпленка кормят каждый день вкусным зерном. День кормят, другой, третий, неделю и месяц. Цыпленок думает, что теперь так будет всегда (экстраполирует наблюдения), пока его хозяин на откормил и зарезал на суп. Ошиблись в определении цели.

Резюмирую редукционизм вкупе с индукционизмом: Разложили на составляющие, придумали гипотезу как оно может вместе работать, проверили, установили причинно-следственную связь, экстраполировали назад в целое и думаем, что наша картина теперь отображает реальность. Но если учитывать все шансы ошибиться, то получается, что это никуда негодные методы познания реальности. Но.

Давайте сделаем экскурс в генетику и молекулярную биологию.

Сейчас окажется, что все, что мы о нем знаем, это результат редукционного подхода, хоть сама генетика все время об него и спотыкалась. Только ленивый философ не топтался по генетическому редукционизму и страшно его критиковал на всех этапах исследований. Понятию "ген" в прошлом году исполнилось сто лет, есть повод выпить. Ввел его ботаник Йоханнсен для обозначения чисто гипотетической формальной штуки, которая проявлялась во внешних признаках и передавалась от родителей к потомству. Причем еще сам Йоханнсен сильно сомневался, что это дискретная штука. Однако, за сто лет термин пережил звездное время и даже вполне сакрализовался в "Эгоистичном гене", а сейчас мы опять затрудняемся точно сформулировать, что это такое, хоть вовсю им пользуемся. Понятие опять размылось.

Итак, Йохансен сформулировал это как нечто, а несколькими десятилетиями позже установили, что это нечто есть дискретный кусок ДНК. Да-да, вначале была гипотеза, что это кислота. Потом эту кислоту кристализовали и определили структуру, а чуть позже нашли и дискретные гены, которые и определяют конкретные качества организма. Да, теперь внимание, с этого момента уже можно точно предсказывать его наследование и, что очень важно, что
карьера термина "ген" состоялась меньше благодаря его возможности что-то предсказать, а больше благодаря структуре и динамике его исследовательского потенциала. Ген – это прежде всего ценный исследовательский инструмент, с помощью которого объяснялись какие-то новые гипотезы. Я не открою большого секрета, если скажу, что сейчас вся молекулярная биология пользуется нок-аутными организмами. Это означает, что для установления причинно-следственных и иерархических связей между молекулами используют организмы, где выключен тот или иной ген. Редукционизм жив и эффективен как никогда.

Здравствуй, системная биология, – сказал редукционизм.

С развитием технологических возможностей вроде секвенирования геномов и использование биочипов в недрах генетики и молекулярной биологии родилась системная биология. Еще не успели просеквенировать геном, как на генетику обрушился шквал критики по поводу ее редукционизма. Дескать, большой миф считать, что расшифруя геном, мы откроем секрет жизни. Жизнь, это нечто больше, сложнее и редукционный подход заведет ее в тупик. Но моськи лают, а генетики знай себе секвенируют. Прочитали. Стало ясно, что действительно сложно, но все еще есть куда упрощать. Накопился материал и теперь с помощью биочипов можно одновременно прослеживать работу многих генов. Подключились биоинформатики со своими алгоритмами, рисуют генные регуляторные

нетворки
сети. Да к ним плюс еще протеомика, да еще и метаболомика, да с разных организмов, тканей (лазером можно и клеток отдельных нарубить). Много всего в куче, даже картины какие-то вырисовываются причинно-следственных связей. Некоторые даже уже осмеливаются заявлять, что вот, не редукционизм, а почти холизм, настолько оно системно выглядит. Но вот, друзья, сижу я сейчас и медитирую над кластером совместно регулирующихся генов, два десятка из 45 тыщ, которые я исследую. И в этом кластере две трети определены как „Unknown genes“. Угадайте с трех раз, много ли толку мне от такой информации и какой сейчас научный подход я применю? Редукционизм умер, да здравствует редукционизм.

Пришел Крейг Вентер.

Кстати, технологический прорыв Крейга Вентера с искусственной бактерией – это и есть триумф редукционизма. Это удачный пример того, как целое разломали на куски, изучили отдельные функции, редуцировали до минимально функционального генома, собрали искусственно по новой и оно заработало так, как предсказывалось. Попробуйте аргументированно возразить, возможно я ошибаюсь.

Редукционизм и этика.

Как я уже выше отметила, с этикой и сознанием у редукционизма не складывается. И правда, какие тут чувства, если все можно упростить до молекул. У нас тут сознание огого, а редукционисты говорят, что это все химические гормональные сигналы в нейронах. Кроме этого, есть еще один важный общественный момент, связанный с редукционизмом. Просеквенировали геном, определили около 800 генов, которые связаны с заболеваниями, придумали генетический скрининг и тут понеслось. Критики генетического редукционизма справделиво в общем-то заявляют, что эта информация опасна для общества. Во-первых, генетический анализ скажет нам всего лишь на процентную вероятность заболеть. И в этом проценте роль самих генов занимает только какую-то часть. Точно так же, как сознание – продукт взаимодействия химических сигналов материального мозга с окружающей средой, точно также разитие болезней это взаимодействие молекулярных, но генетически опосредованных сигналов с окружающей средой и даже сознанием. И ответ на вопрос, как это именно происходит, редукционизм дать не в силах. Например, генетический скрининг определил мутацию в гене утилизации холестерина, вам кажут, что это означает 60% вероятность заполучить атеросклероз на старости лет. Но эта вероятность может быть 10%, если человек правильно питается. Или генетический скрининг определил серьезный дефект развития, но совместимый с жизнью. Родившийся человек будет болен, проживет возможно мало, но его ощущение полноценности прожитых лет всецело и исключительно зависят от его окружения, а не от генетического дефекта. В таком случае критики редукционизма говорят, что ученые мало смыслят в жизни и пусть придержат язык за зубами со своей ненужной никому информацией.

А критики критиков редукционизма говорят, что у нас есть пропасть между нашими знаниями, полученными редукционным путем и возмножностью их грамотной холистичной утилизации в обществе. Дополнительная генетическая информация могла бы сподвигнуть больше людей заниматься спортом и грамотно питаться. Кстати, замер тепературы по палате утверждает, что сейчас около 60% населения готовы посмотреть в свой геном, но после грамотной предварительной беседы таких остается только 20%.

И на завершение.

Итак, редукционизм остается ценным и действенным исследовательским инструментом как минимум в молекулярной биологии. Редукционисты циники и часто переоценивают свои возможности, как я, хотя и могут ошибаться, как я. Но если они видят границы и предел возможностей метода, то это не страшно, хоть гены им застилают весь белый свет. Весь мир, конечно, сложен и непознаваем. Но я еще парочку новых генов опишу для потомков.

Это надо видеть!

via
neuraum

Впервые изменяю себе и ставлю видео прямо в пост. Есть такой University of Southern California, а в нем Computational Learning and Motor Control Lab. Они занимаются тем, что обучают роботов распознавать сенсорные сигналы и таким образом оттачивать свое роботовское движение. Вот, научили безголовую “собаку” двигаться. Бррр.

Линк на Youtube

Вестник мракобесия

Пока мы тут скучно обсуждаем что там на самом деле Крейг Вентер насинтезировал и что там в геноме шпорцевой лягушки обнаружили, в Украине весна. Пышно цветут каштаны и религиозный фундаментализм. Не то, чтобы это было какой-то большой неожиданностью, но вот буквально одна маленькая новость понесла лавину веселого мракобесия. Масштабы умиляют.

Итак, новость гласит:
Окружной административный суд Киева вынес решение, согласно которому, человек произошел от обезьяны. Я рада за окружной административный суд Киева и опять ропщу на журналистов. Дайте угадаю, суд вряд ли устанавливал происхождение жизни и человека, скорее устанавливал, стоит ли допускать креационизм в школы. Не допустил, славатегосподибоженька. Украиноязычная аудитория ЖЖ сильно забеспокоилась и давай поносить Дарвина и
его обезьян.

Как и ожидалось, очаг возмущения вспыхнул
среди апологетов католической религиозно-информационной службы Украины RISU. На штандартах апологетов высказываение
епископа Евстратия "Ми бачимо що права віруючих батьків і дітей, через нав’язування лише однієї теорії, саме теорії, бо вона за 150 років не доведена, порушуються". (
Мы видим, что права верующих родителей и детей, благодаря навязыванию только одной теории, именно теории, потому что она за 150 лет не доказана, нарушаются).

Дальше
в коментариях совершенные перлы:

olena_risu:

Сам Дарвін від своєї теорії в кінці життя відмовився. А ідеології в ній не менше, ніж науковості. (сам Дарвин от совей теории в конце жизни отказался. А идеологии в ней не меньше, чем научности)

Олена, в школах преподают не теорию Дарвина, а
синтетическую теорию эволюции, в основе которой фундамент – дарвинизм и надстройка – экспериментальная генетика.

kir_next демонстрирует свои познания в генетике и лихо
кариотипирует:

Вот кстати, єволюционная модель по-генетически:
Вначале были малярийные плазмодии (2 пары хромосом), за ними появились комар и окунь(28), норка(30), кошка и свинья(38), крыса(42) и кролик(44). От последних-то и произошли человек и ящерица(46). Далее возникли буйвол и шимпанзе(48), тутовый шелкопряд(56), козел(60), собака, гусь и карп. Венчают пирамиду речные раки (116) и креветки. Так что генетика очень точная наука, безусловно…


Отче, не надо альтернативы в школу. Вы и генетику пока не освоили.

olena_risu:

А щодо науковості наших біологів… то я багато в чому маю скептичну думку, згадуючи свої шкільні роки. ТОді просто сприймав інформації, як її подають, а вже значно пізніше, повертаючись подумки назад, міг її критично оцінювати
(Касательно научности наших биологов… то во многом я скептична, вспоминая свои школьные годы. Тогда просто воспринимал информацию, как ее подают, а уже значительно позже, возвращаясь мысленно назад, мог критически ее оценивать).


Критически оценивать? Хорошая мысль, но критическая оценивалка поломалась. Потому что буквально несколькими пассажами далее перл

тези типу "я християнин, але треба дослухатись до науки, яка стверджує, що світ створений великим вибухом, а люди походять від мавпи" я вважаю не тільки не християнством, а небажанням подивитись правді в очі і визначитись, на чиїй я стороні.

(тезисы вроде "я христианин, но надо прислушиваться к науке, которая утверждает, что мир создан большим взрывом, а люди произошли от обезьяны" я считаю не только не христианством, а нежеланием посмотреть правде в глаза и определиться, на чьей я стороне.)

Ну, и где тут критическая оценка? Вы поняли?
Альтернативы нет. Поэтому крики об ущемлении прав и требования преподавания альтернативных взглядов в школе – это пыль в глаза.

Ну допустим, у верующих украинской католической церкви есть линия партии, так сказать. Им думать лишний раз не надо. Но к ним примкнул
культур-мультур, которого тоже покоробил факт небожественного происхождения. До полного неприятия науки в обществе рукой подать.

В общем ничего удивительного, при всем моем уважении к верующим, плюрализм возможен только после проведения четких границ:

1. Если христиане за всеобщие теории, то насколько они готовы толерировать секты. Вроде тут демократия заканчивается и у них? Как там с правами сатанистов в школах?

2. У науки есть инструмент – доказательная база. Да, часто не очень убедительная, иногда хромает, но лучшего пока ничего не придумали. Или мы пользуемся этим инструментом, но тогда все, включая верующих. Будем ждать доказательств статистически достоверного божественного происхождения и это будет примером критического мышления. Или все отказываемся от доказательств и принимаем все на веру. Например, собираем компьютер не по научным расчетам физиков, а по божественному наитию, посмотрим, что получится.

3. Как только какой батюшка утверждает, что эволюционная теория за 150 лет не доказана, Дарвин отказался от чего-то там, количество хромосом отражает представление генетики об эволюции, то это батюшка, который сознательно врет прихожанам. Это не дискуссия, а мракобесие. С таким даже спорить противно.

4. Я понимаю, что есть большое количество людей, которым надо верить в Бога. У нас есть феномен сознания, который сыграл с нами злую шутку. Мы не знаем, откуда у нас сознание, кроме того, этот феномен открыл нам глаза на нашу смертность. Это тяжелая ноша с которой иногда сложно смириться и только религия помогает как-то перекантоваться в этой жизни. Но очень часто она злоупотребляет своими возможностями, начинает свои грязные манипуляции и запускает свои руки процесс научного познания. Это надо пресекать.

Крейг Вентер и искусственная жизнь

В редакцию пишут: "Прокомментируйте пожалуйста в своём блоге эксперимент в Craig Venter Institute, Maryland; по созданию исскуственного генома и выращивании «two small species of Mycoplasma». Я не думаю что вы сможете пройти мимо такого события в генетике. А читать ваши комментарии всегда интересно — вы популярно объясняете."

Я действительно не могу пройти мимо такого события в генетике и попробую изложить если не интересно, то хотя
бы понятно.

Сначала пару слов о Крейге Вентера.

Я простоянно о нем
жуЖЖу, уж простите. Это такой харизматичный дядька, которого половина научного мира сильно недолюбливает за излишнюю активность и называет бессовестным конъюнктурщиком , а другая сильно уважает, хоть он и нервный. То он нагло влезет в программу секвенирования человеческого генома с новой идеей супербыстрого "
shotgun"- секвенирования и портит всю малину медленного и вдумчивого освоения грантов. Потом со скандалом уходит из фирмы Celera Genomics и едет кататься на яхте Sorcerer II по маршруту Дарвина, при этом по ходу вылавливая из океанов вирусы сетями. Покатался и открыл новые 1000 микроорганизмов и вирусов, которые плавают в водах океана.

Пока катался, дочитали
его личный геном. Геном выложили в сеть в виде интерактивного постера для особо любопытных. Вызов? Вызов. После этого Вентер организовывает свой
Craig Venter Institute и ставит перед собой новый челендж –
синтетическая геномика.

Зачем все это? Во-первых, это даст ответ на вопрос, действительно ли мы правильно понимаем основу жизни, как работу реплицирующегося генома в "мешке с ферментами", то есть клетке? Во-вторых, если это так, это даст возможность создавать организм с точно заданными свойствами. Не зря в институте Вентера
тема синтетической геномики привязана к биоэнергетике. Цель – создать искусственный организм, способный насинтезировать что-то энергетически полезное. Топливо, например.

Краткая предистория.

Прежде чем создавать что-то новое, надо разобраться, как работает уже готовое. В 1977 году был просеквенирован впервые геном бактериофага φX174, а уже в 1995 году полностью прочитан первый бактериальный геном
Haemophilus influenzae. Одновременно накапливался материал о роли многих генов в этом геноме. В то же время прочитан геном бактерии
Mycoplasma genitalium . Оказалось, что эта бактерия содержит самый маленький геном из всех известных микроорганизмов, который кодирует всего 485 белков. Вентер взялся к созданию так называемого минимального генома. Из генома
Mycoplasma genitalium по очереди выключались гены и оказалось, что если из
485 вырезать сотню, то бактерия все еще способна жить и размножаться. Итого, минимальный геном организма, который может размножаться, теоретически может содержать всего 382 гена. Этого достаточно.

Вторая задача, которая стояла перед криэйторами, проверить возможность пересадки геномов из одного вида бактерии в другой. На этот раз пришлось переключиться с
Mycoplasma genitalium на
Mycoplasma mycoides.
Mycoplasma genitalium характеризуется слишком медленным ростом у условиях
in vitro. Итак,
в 2007 году удалось провести успешную трансплантацию генома из
Mycoplasma mycoides в
Mycoplasma capricolum. Я не буду вдаваться в детали, скажу только, что пришлось повозиться, но получилось.

Итого, по факту у нас представления о минимальном геноме, а также разработан метод трансплантации геномов. Кроме того, искусственный синтез генов вполне себе лабораторная рутина, как и сборка их в кучу. Создания искусственного организма был только вопросом времени.

Итак, новую жизнь в студию!

Сначала искусственно насинтезировали нужные гены минимального генома и встроили их в кассеты длинной в 1000 нуклеотидов для размножения в
E.coli. Затем собрали их в куски побольше по 10 тыщ нуклеотидов, затем в куски по 100 тыщ, и, наконец, собрали его окончительно в дрожжах и перенесли в бактерию
Mycoplasma mycoides оклематься. Конечный размер генома, который назвали
JCVI-syn1.0 (JCVI от
John
Craig
Venter
Institute) составил около
1 млн отдельных нуклеотидов, который затем трансплантировали в клетку
Mycoplasma capricolum из которой предварительно удалили родной геном, как делали раньше. Главная технологическая трудность работы – это постоянная перепроверка и перепрочитка синтетических молекул ДНК. Дело в том, что в процессе сборки отдельные нуклеотиды могут мутировать и тогда ничего не получится.

Что получилось. Клетка
Mycoplasma capricolumу нас уже была, внимание, ее никто не создавал искусственно, взяли готовую,

созданную всевышним
. Из нее толко вытряхнули собственное геномное содержимое и внедрили JCVI-syn1.0, после чего клетка успешно считала геном, насинтезировала того, чего надо и начала размножаться. Затем этот геном из нее опять выделили и перечитали. Оказалось, что за время синтеза и трансплантации смутировало 8 новых нуклеотидов, впрыгнул мобильный элемент генома – транспозон из
E.coli и произошло 85 удвоений генов, при этом вырубились 2 гена, которые очевидно не явились критическими.

Перспективы.

Предоставлю слово самому Вентеру.
If the methods described here can be generalized, design, synthesis, assembly, and transplantation of synthetic chromosomes will no longer be a barrier to the progress of synthetic biology. We expect that the cost of DNA synthesis will follow what has happened with DNA sequencing and continue to exponentially decrease. Lower synthesis costs combined with automation will enable broad applications for synthetic genomics. We have been driving the ethical discussion concerning synthetic life from the earliest stages of this work. As synthetic genomic applications expand, we anticipate that this work will continue to raise philosophical issues that have broad societal and ethical implications. We encourage the continued discourse.

(вольный перевод): Если обобщить описанные здесь методы, то дизайн, синтез, собрание и трансплантация синтетической хромосомы больше не будут препятствием для прогресса синтетической биологии. Мы ожидаем, что с расходами на синтез ДНК произойдет то, что произошло со стоимостью секвенирования ДНК, которое по-прежнему экспоненциально уменьшается. Низкие расходы на синтез в сочетании с автоматизацией позволит найти широкое применение для синтетической геномики. Мы вели этические дискуссии о синтетической жизни с самых ранних этапов этой работы. Мы также ожидаем, что с расширением возможностей применения синтетического генома, будут подниматься философские вопросы, которые имеют широкие социальные и этические последствия. Мы воодушевленно потираем ручки в продолжение дискурса (

демонически ржет
).

Навязчивая реклама для киевлян

Я в платной блогорекламе не участвую принципиально, если кого и пиарю, то исключительно из альтруистических побуждений, как сейчас.

В Киеве есть такой он-лайн магазин "
Предмет"во главе с cамим директором интернета
giggster.

Я сама там покупаю, когда бываю в Киеве с оказией. Ассортимент магазина очень хороший, я очень рекомендую. Говорят, что с доставкой.

Порылась на полках магазина и смотрите, какие классные книжки я нашла:

Джаред Даймонд, "Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ" Даймонд за нее получил Пулитцеровскую премию. И его же
"Коллапс".

Ричард Докинз, "Бог как иллюзия " Докинза представлять, думаю, не надо.

Дэвид Боданис "E=mc2" Биография самого знаменитого уравнения в мире . И его же
"Электрическая вселенная. Невероятная, но подлинная история электричества"

Поль де Крюи "Охотники за микробами"

"Будущее науки в XXI веке. Следующие пятьдесят лет" Под редакцией Джона Брокмана Про научного импрессарио Брокмана и его фонд Edge
я уже писала.

На эту же тему Брюс Стерлинг
"Будущее уже началось Что ждет каждого из нас в XXI веке"

Павел Берснев "Лабиринты ума" Не читала, но рекомендую.

И это только половина правды. Там и худло тоже достойное и авангард всякий на любителя. Налетай, покупай и
френди ЖЖ-блог "Предмета".

Про атеросклероз и low-fat диету.

Во-первых, я обещала продолжить рассказ о жирах в нашей пище. Во-вторых, меня зафрендила какая-то ложа потенциальных долгожителей, а я сейчас как раз расскажу еще один секрет долгожительства. В-третьих, мы все так любим поговорить о нашем здоровье.

Эта история началась в 1856 году, когда немецкий врач Рудольф Вирхов впервые определил атеросклеротические бляшки в сосудах, как образование липидной природы. Поскольку на протяжении последнего столетия прошлого тысячелетия атеросклероз стал чуть ли не основной причиной смерти в Западном Мире, изучение причин атеросклероза приобрело особое значение.

Уже в 1913 году русский исследователь Николай Аничков, держа кроликов на холестериновый диете, наблюдал у них развитие симптомов похожих на атеросклероз. В 1951 году Duff и McMillian окончательно сформулировали теорию липидного происхождения атеросклероза, а Ансель Кис (Ancel Keys) уточнил, какое именно вещество вызывает это заболевание, а именно холестерин. Он пришел к такому выводу, сравнивая количество сердечно-сосудистых заболеваний в послевоенной Европе и Америке.

В послевоенной Европе, где все еще чувствовалась нехватка продуктов, количество сердечно-сосудистых заболеваний было намного ниже по сравнению с США, где этими заболеваниями страдало гораздо больше неселения, особенно прослойка бизнесменов, которые хорошо питались. Он сформулировал понятие "
Средиземноморская диета", которую и популяризировал вместе со своей женой Маргарет. Всю свою жизнь он посвятил убеждению американского общества есть меньше жира. Ансель Кис умер, не дожив нескольких месяцев до своего 101 года. Крайней мере, можно сделать вывод, что его диета каким-то образом действительно способствовала
долголетию.

В то время диетологи советовали не употреблять насыщенные жиры (а мы уже знаем, что
такое насыщенные жиры), так как они увеличивают общее содержание холестерина в сыворотке крови. Зато полиненасыщенные жиры наоборот, способствуют понижению холестерина. В то же время, мононенасыщенные жирные кислоты считались вполне нейтральными. Таким образом началась глобальная демонизация жира в сознании западного потребителя, а low-fat диета рассматривалась как панацея от атеросклероза.

Новые данные, новые тревоги.

В 1977 году благодаря результатам
Фремингемского исследования * наконец узнали, что не весь холестерин в сыворотке крови вызывает атеросклероз. Выделили "хороший" холстерин, так называемый липопротеин высокой плотности или ЛПВП (high-density lipoprotein HLD) и "плохой" холестерин ЛПНП (low-density lipoprotein LDL). Теперь ученые погрузились в изучение роли "хорошего" и "плохого" холестерина, фарма-индустрия начала разработку препаратов, способных понижать "плохой" и оставлять неизменным "хороший", а диетология занялась соответствующей классификацей продуктов и формулировкой новых диетических советов потребителям.

Стало известно, что "плохой" холестерин ЛПНП доставляет жир из печени в ткани, которые в этом нуждаются, включая также клетки артериальных сосудов, а "хороший" холстерин ЛПВП возвращает холестерин в печень. Чем выше ЛПВП, тем меньше риск возникновения атеросклероза. На рынке появились фармацевтические препараты, понижающие содержание «плохого» холестерина, в частности
статин, который по состоянию на 2004 год был медикаментом номер 1 по продажам с годовым объемом 10 млрд долларов. Диетологи также скорректировали свое мнение о жирах и теперь оказалось, что мононасыщенными жиры не нейтральные, а «хорошие». Насыщенные жиры также не совсем плохи, хотя и увеличивают содержание ЛПНП, что есть bad, но вместе с тем увеличивают ЛПВП, что есть good. В список запрещенных остались транс-жиры, то есть маргарины. Впрочем, для настоящих крейзи low-fat диету никто не отменял.

Казалось бы, стоит немного подучить биохимию жиров, чтобы разбираться в них, соблюдать рекомендации диетологов и сердечно-сосудистые заболевания вам не грозят. Однако время постепенно расставило все на свои места.

Холестериновая теория под угрозой.

Напуганные угрозой атеросклероза американцы действительно стали употреблять меньше жира. Только в 70х годах потребление жиров с 40% от общей калорийности рациона упало до 34%, соответственно снизился общий уровень холестерина в крови. Впрочем, в популяции заметного снижения смертности от атеросклероза почему-то не наблюдалось. Зато как раз за это время в Америке растет показатель общего ожирения, который продолжается до сих пор, а также увеличилось количество заболеваний диабетом, опять же в свою очередь приводит к общему увеличению случаев сердечно-сосудистых заболеваний.

Таким образом, отказавшись от жиров, население Америки вместо того, чтобы уравновесить рацион зерновыми грубого помола, овощами, фруктами и бобовыми, как того требует средиземноморская диета, сделали уклон в потребление большого количества углеводов в виде фаст-фуд, газированных напитков и сладостей. Но это была только одна сторона последствий безжировой диеты. С другой стороны накопилась критическая масса научных исследований, которые ставили под сомнение саму холестериновую теорию происхождения атеросклероза.

В 1999 году были опубликованы шокирующие для холестеринового комьюнити "результаты французского исследования «
Lyon Diet Heart Study» под руководством де Лоргерила (Michel de Lorgeril). Исследователи разделили 605 человек на две группы, выживших после сердечного приступа, причем все они принимали лекарства для понижения холестерина. Одна группа больных придерживалась обычной диеты (34 percent of calories from fat, 12 percent from saturated fat, 11 percent from monounsaturated fat, 6 percent polyunsaturated fat and 312 mg/day of cholesterol), а другая группа больных придерживалась вышеупомянутой средиземноморской диеты. Количество жиров и типы жиров в диетах существенно отличались, но показатели содержания ЛПНП, ЛПВП и общего холестерина в крови оставались идентичными в каждой группе. Через 4 года в группе, которая придерживалась средиземноморской диеты, зарегистрировано 14 смертельных случаев, в то время, когда в группе обычной умерло 44 человека. Де Лоргерил пишет, что защитный эффект средиземноморской диеты не связан с влиянием на содержание холестерина в крови.

Это сообщение буквально прорвало плотину новых научных фактов. Оказалось, что низкожировая диета сначала действительно способствует потере избыточного веса. Но только до определенного момента. Последние
исследования показали, что для запуска организмом механизма сжигания накопленных жировых залежей необходимо постоянное поступления "свежих" жиров. Иначе и залежи останутся и того здоровья уже не будет.

Кроме того, накопленные данные свидетельствуют, что низкий холестерин в крови ("плохой" в том числе) приводит к увеличению числа уже других заболеваний, таких как рак. А у женщин вообще высокий показатель холестерина означает долгие годы жизни, а фактор риска – это соотношение общего холестерина к "плохому" ЛПНП. Сразу с опубликованием подобной информации в научных журналах, все больше стали говорить об опасных последствиях медикаментозного понижения холестерина. Например, использование статина в первую треть беременности приводит к существенному нарушению развития нервной системы плода. Но меня резонно поправили в комментариях, если вас определили как претендента на атеросклероз и врач прописал статин, то надо смиренно употреблять, а не рассуждать. Хотя бы до тех пор, пока медики окончательно не разберутся.

Таким образом холестерин хоть и не вычеркнут из списка рисков развития атеросклероза, поскольку дебаты все еще продолжаются, но позиция его более чем шаткая.

Напоследок напомню о факторах, которые все еще остаются решающими в развитии сердечно-сосудистых заболеваний.

Те, которые невозможно избежать:

-Мужской пол;

-Возраст;

-Наследственная предрасположенность.

Те, которые возможно избежать:

-Курение;

-Малоподвижный образ жизни;

-Диабет;

-Избыточный вес;

-Высокое давление.

Точно помогает соблюдение средиземноморской диеты (хотя пока непонятно почему). Выделить из нее какие-то дискретные факторы с целебными свойствами вроде антиоксидантов в вине или омега-3 полиненасыщенные кислоты в рыбе или клетчатки в растительной пище не удалось. То есть попытки совершаются постоянно, но убедительных доказательств пока не предоставлено. Диета работает только комплексно.

А это значит …

… больше хлеба, корнеплодов, зеленых овощей, рыбы, меньше мяса, вместо баранины, свинины или говядины лучше птицу. Ни для без фруктов. Сливочное масло заменить на оливковое или рапсовое. Ежедневно разрешается один-два стакана красного вина.

Впрочем, де Лоргерил уже произнес новое волшебное слово, которое начало существенно влиять на сознание потребительского общества: омега-3 полиненасыщенные кислоты. Но мы то знаем!

В подготовке статьи использовались материалы:
Atherosclerosis, cholesterol, nutrition, and statins – a critical review.

Gary Taubes “The Soft Science of Dietary Fat”.

*
Фремингемское исследование – Фремингем небольшой город в штате Массачусетс, жители которого в 1948 году стали участниками длительного мониторинга здоровья. Сначала это было около 5 000 участников, на сегодня проводится мониторинг здоровья уже третьего поколения. В результате этого исследования удалось установить основные факторы риска в развитии сердечно-сосудистых заболеваний, такие как курение, недостаточная физическая активность и т.д.