Голос из подполья

Так бы и не знала, но внимательные френды обратили мое внимание на сегодняшнюю заставку гугля. Я аж прослезилась. Это горох, который менделевский. Я еще о нем
писала, повод освежить.

Всем спасибо за советы в позапрошлом посте, все пока что прошло удачно. Доехали мы машиной в Украину и теперь тут паримся. На границе пол-часа вообще. Дороги местами есть, машин немного, ДАИшников тоже мало. Я их понимаю, жарища такая. В общем, я еще недельку погуляю.

Advertisements

Цветочные ароматы

Чесслово, куча дел (рубит себя ладонью по шее). Но я скоро исчезну в отпуск, а вам летнее задание – нюхать и классифицировать цветочные ароматы. Я сейчас расскажу как.

Половина духов на прилавках основаны на цветочных ароматах. Раньше, так вообще было, что ни духи, так солифлоры. Солифлоры – это парфюмерные композиции, которые базируются на запахе одного цветка, но при этом еще содержат несколько парфюмерный "бантиков". Однако химический состав солифлоры может состоять из множества отдельных компонентов.

При этом есть 8 базовых молекул, которые в разной комбинации могут давать запах розы, ландыша, жасмина, гиацинта и сирени. Если кому прийдет в голову поэкспериментировать дома, то записывайте:

2-фенилэтанол , 7-гидроксигидроцитронеллаль, бензилацетат, фенилацетатальдегид, цитронелол, 2-гексилциннамаль, альфа-терпинеол и индол. В любом случае есть прекрасная возможность щегольнуть. Понюхали жасмин и с умным видом комментируете: ах, какой выразительный фенилэтанол в сопровождении метилжасмоната. Но имейте в виду, не тот жасмин, который
чубушник (Philadélphus), а тот, который Jasminum. Ну в зеленом чае, вы знаете.

Но есть цветочные запахи, которые не так просто сложить в кучу. Цветочные ароматы это результат коэволюции опылителей и растений. Причем чем специфичнее эти взаимоотношения, тем интереснее и необычнее цветочный аромат. Другими словами – чем изощреннее цветок подстраивается под одного конкретного опылителя, тем индивидуальнее его ароматный состав.

Цветочные ароматы – это продукты вторичного метаболизма растения.

Первичный метаболизм – это все, что необходимо для жизнедеятельности клетки. Синтез и развал запасных веществ, поставка энергии и так далее. Вторичный метаболизм – это синтез небольших биологических активных молекул, которые необходимы для коммуникации растений между собой и с окружающей средой: травить, отпугивать, привлекать. Туда относятся алкалоиды, терпеноиды, фенольные соединения и пр. Так вот, ароматы тоже продукты вторичного метаболизма.

Их с горем пополам поклассифицировали и вырисовалась интересная
закономерность.

Группа первая. Белоцветковые ароматы.

К ним относится около 10% всех цветочных ароматов. Как видно из названия, они присущи прежде всего растениям с белыми цветами, которые сильнее всего благоухают вечером или ночью. Их запах в основном базируется на производных ациклических терпеналкоголей, вроде линаоола, нероиндола и фарнезола в сопровождении простых ароматических спиртов – бензилалкоголя и 2-фенилэтанола, а также производных от них эфиров и салицилатов. Типичные представители – жасмин (Jasminum grandiflorum), тубероза ( Polianthes tuberosa), цветы апельсина (Citrus aurantium) и пр.

Группа вторая. Розовоцветочные ароматы.

Самые яркие представители группы – ароматы розы Rosa centifolia, R. damascena, R. gallica. Доставайте ботанический определитель, потому что эти розы все запутали и некоторые, хотя с виду роза розой, попали в совсем другую группу ароматов. В эту же группу относятся цикламен, ландыши, и душистый горошек (Láthyrus odorátus). Цветы благоухают преимущественно в дневные часы.

Состав ароматов более гетерогенный, чем в первой группе, но все еще обозримый. Кроме вышеупомянутых 2-фенилэтанола, альфа-терпинеола и бензиналкоголя, присутствует розеноксид и очень много цитронеллола, нерола и гераниола.

Группа третья. Ионон-подобные ароматы.

Сейчас запутаю. Сюда опять попали розы. Но другие. Rosa chinensis и R. gigantea. В предыдущем посте эксперт-парфюмер спросила, зачем путать потребителя сложной терминологией и говорить "иононы", если можно сказать розы. Так вот, роза розе рознь. Что такое иононы? Это производные каротиноидов, которые есть в морковке и которые придают ей желтый цвет. Разные иононы есть и в других цветах, не желтых. Так что лучше на окраску цветов не ориентироваться, а то можно попасть впросак.

Итак, кроме некоторых роз, типичный представитель группы – фиалка, фрезия, борония. Кроме иононов, производные каротиноидов – шафранилацетат, шафранал, шафрол и пр. Короче, услышали в духах сладковато-приятный запах, напоминающий фиалку – сразу громко выкрикивайте: " по-моему, тут переборщили с иононами". Только имейте в виду, иононы воспринимаются носом первыми и их помещают в духи как бы в головную порцию духов. Уже через несколько минут, когда рецепторы насытились, приходит время для распознавания ароматов четвертой группы.

Группа четвертая. Пряно-цветочные ароматы.

Это самая гетерогенная группа – производные фенолов: р-крезол,4-винилгваякол, эвгенол, изоэвгенол, ванилин. Известный цветочный прототип – гвоздика. Аромат пряный, тяжелый, держится долго. Им обычно формируют сердечную или базисную ноту духов.

Группа пятая. Вонючая. Для парфюмеров нерелевантная.

Но кладезь для натуралистов. К этой группе относятся ароматы цветов, которые опыляются не прекрасными бабочками, полезными пчелами или элегантыми колибри, а мухами, жуками и летучими мышами. Эти ароматы – часто производные аминокислотного метаболизма, напоминают запах гнилого мяса, грибов и какашек. Я спросила Романа Кайзера, не находит ли он, что не только опылители коэволюционируют с растениями, но и мы вместе с ними. Почему-то мы не только на мух смотрим с отвращением, но и цветы, которые они опыляют, выглядят немного странновато. Кайзер открыл слайд. На нем два фото. На одном фото- красивый цветок
Angraecum sesquipedale с ночной бабочкой Xanthopan morgani, а на другом цветущая
Rafflesia с огромной блестящей навозной мухой. Посмотрел на эти два изображения и задумчиво произнес: "ну не прекрасны ли они оба?"

Вернусь из отпуска, будем рассматривать отдельные удивительные взаимоотношения опылителей и цветов на примерах.

Парфюмер

Однажды мне позвонил журналист
Сноба Илья Колмановский и сказал: «У меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Ты поедешь в Швейцарию и встретишься с одним человеком, а потом нам об этом расскажешь. Я вышлю тебе статью о нем. Ты разберешься и я уверен, что это будет интересно».

В моей повседневной жизни возможность таких приключений случается крайне редко и я вдруг согласилась. Так началось одно из самых удивительных путешествий.

Мой путь лежит в городок Дюбендорф неподалеку от Цюриха в один из многочисленных филиалов крупнейшей в мире швейцарской компании
Givaudan, которая специализируется на разработке ароматов для парфюмерной и пищевой промышленности. На железнодорожном перроне дождливым утром меня встречает невысокий, немного сутулый пожилой человек с копной белоснежных седых волос, как у Альберта Эйнштейна. На нем мягкими складками черный сюртук, накинутый на белоснежную рубашку. Это Роман Кайзер – один из самых известных в мире химиков-парфюмеров, специалист в реконструкции цветочных ароматов. Я немного робею. Согласитесь, не каждый день меня встречают на перроне выдающиеся парфюмеры, похожие на волшебников. Мы следуем в научно-исследовательский центр, где в1968 он начал карьеру химиком-лаборантом, а в 1995 году получил почетную степень доктора наук в Швейцарской высшей технической школе Цюриха.

О чем поведал мне Роман Кайзер можно узнать в статье
Лаборатория исчезающих ароматов. Конечно же, в статье поместилось только несколько примеров. А я теперь могу рассказывать о ароматах вечно. Более того, Роман Кайзер поистине энциклопедический кладезь и натуралист, каких сейчас мало. Так что спрашивайте, если кому чего интересно.

Эволюция в пробирке намбер 2.

В редакцию пишут: "а потом после таких эксперементов появляются новые виды вирусов, которыми мы ,простые люди, болеем и незнаем чем это лечится. ученные же в свое время называют это заболивание грипом кокого-нибудь животного. а вы задумайтесь, аткуда взелись все бактерии которые заражают нас смертельными болезнями."

Атвичаим: канешна, такое можит праизайти. чтобы такого не случилась, харошие учоные придумывают что-то нападобие фаервола.  только что саабщили, что группа таких учоных сканструировала специальный эвалюционный прибор, в каторий поселили нормальную бактерию еколи, каторая обычно живет в кишечнике простых людей. в результате получился савершенно новый организм. если такая бактерия вырвится в природу, она не сможит передать свои гены другим бактериям, потому что у нее савсем другая ДНК.

В среду для культивирования добавили токсичный  5-Chlorouracil в сублетальных концентрациях. Это не просто токсическое вещество. Молекула 5-Chlorouracil способна встраиваться в ДНК, как один из нуклеотидов.Через 1000 поколений бактерии удалось перенастроить метаболизм так, что вместо тимина в ДНК встроился хлорурацил. Анализ генома показал, что это стало возможным благодаря различным мутациям. Что все это значит?

1. Получено в который раз экспериментальное доказательство теоретическим представлениям об эволюционных процессах.
2. Сконструирован принципиально новый организм, которого до этого в природе не существовало.
3. Бактерии все еще могут "усваивать" тимин, если он доступен. Но теоретически можно там поставить "заглушку".
4. Новый организм в некотором роде решает проблему горизонтального переноса генов. ДНК с 5-Chlorouracil вместо тимина не сможет "считываться" в нормальных условиях.
5. Работа опять подняла волну этических  и философских дискуссий.

Чуть подробнее здесь.