Геном пшеницы

Вот попробуйте только не прочитать. Это ужасно интересно! Значительно интереснее проблем образования.

Тут коллеги
imbg пишут в ЖЖ, что
просеквенирован геном пшеницы. Я уже давно собиралась сказануть на эту тему. Геном пшеницы не прочитан полностью. То есть прочитан, но не расшифрован. Статья в Нейчер осторожно озаглавлена как "
Анализ генома мягкой пшеницы с помощью секвенирования". Проблема в том, что это очень сложный геном.
Triticum aestivum это гексаплоид (шесть наборов хромосом, не шесть штук, а шесть наборов в каждом по семь хромосом. То есть всего 42 хромосомы. Назовем эти наборы ААBBDD ). Я только напомню, что нормальному организму достаточно два набора хромосом, чтобы нормально существовать. Ой, что будет, что будет.

Возник этот гибрид предположительно 8 тысяч лет тому назад. Сначала где-то полмиллиона лет тому назад случилась гибридизационная аномалия между
Triticum urartu (геном АА) с неизвестным зверем, но предположительно это был какой-то
Sitopsis (геном ВВ). Получилась тетраплоидная полба
Triticum dicoccum (ААВВ). Затем эта тетраплоидная полба скрестилась с диплоидным эгилопсом
Aegilops tauschii (геном DD) и тоже там хромосомы не разошлись по домам, а получился такой вот гексаплоидный монстр AABBDD. Затем ее заметили людишки и решили приручить. Вот, решила немного добавить в этом месте. Не исключено, что возожность такой гибридизации обусловлена тем, что людишки уже травки осознанно культивировали. Вот и встретились на полях полба и эгилопс. И согрешили. В результате вот что получилось. Геномы диких трав такие все из себя стройные и последовательные, если речь идет о том, какой ген за каким расположен. Это все эволюционно отточено и законсервировано. Органик-преорганик.

А вот в гибридных геномах уже такого наворочено. Там эти стройные порядки пошли лесом, после доместикации куча генов вообще пропали, а от некоторых остались одни ошметки. Только в одной хромосоме из всех последовательностей – 80% нуклеотидных повторов и всяких транспозонов. Свалка какая-то, причем это ж не просто так себе ДНК, это набор мигрантов, которые шляются по геному и вырубают гены.

Повторы – это большая проблема для секвенирования. То есть прочитать это все можно, но сложить воедино очень сложно, почти невозможно. Смотрите. Чтоб прочитать ДНК, ее режут в хлам и читают по кускам. Допустим по 100 – 500 нуклеотидов. Потом биоинформатики сидят и склеивают это все воедино. Как это примерно выглядит. У нас на выходе куски c похожестью на концах:

ATGACTACGACTAC
GATA

GATAGTACTAGCAT
GCAT

GCATCATACGATCAGAGTC

Предполагается, что эта похожесть – это концы одного и того же гена. Вот по ним склеивают и называют это ессемблинг. Это очень упрощенная схема, на самом деле похожие куски длиннее, алгоритм сложнее, но суть такая. Теперь представьте, что в геноме повторы. Алгоритмы эти повторы не распознают и в основном склеивают всякие химеры от фонаря. Поэтому за основу реконструкции берут геномы ближайших родственных диких трав и других злаковых родственников, вроде риса и кукурузы. И пытаются склеивать, подглядывая за другими матрицами. Что оказалось?

В целом, кроме того, что потеряно много генов, некоторые полезные гены "размножились", причем это гены преимущественно из генома эгилопса. Среди них в пшеничном хозяйстве пригодились детальки от фотосинтетической машины, запасные белки, транспозонов горсть, несколько систем защиты и пыльцевые аллергенчики (уууу). Транспозоны тоже без дела не сидели, и попрыгали хорошенечко, вырубив гены и переведя их в статус молчащих псевдогенов. Но геном тоже не дурак, он важные гены – факторы транскрипции, забэкапил, чтоб была функциональная копия на всякий случай. За последние 50 лет это все еще хорошенечко побомбили химическими мутагенами и радиацией, и вуаля! – получилась булочка.

Я вам скажу, что генные инженеры по сравнению с последствиями этого монстрозного процесса доместикации пшеницы – они просто дети. Ну вот если бы кому взбрело в голову встроить парочку аллергенчиков с целью улучшить, скажем опыляемость, так забили бы камнями. А если представить себе, что такого мутанта вдруг сконструировали искуственно и предложили скушать, то мировое народное восстание поднялось бы.

А так вообще это геномное косое монстрище теперь священная корова у гринписа – дескать, не трожьте генноинженеры, это Хлеб, это святое.

Поболтать

Детей стоит заводить, чтобы еще раз сходить в школу. Сегодня делим дроби как шестиклассники. Дочке надо доклад в школу, думаю, гляну какие-то интересные примеры в интернетах.

В последнее время слышны стоны о том, какое образование потеряли. Не знаю, когда началась эта потеря, но остались действительно куски. Напоминаю, как это выглядит в учебниках.

Правило:
Для того, чтобы разделить некоторое число на дробь, необходимо умножить это число на обратную дробь.

Вызубрил и пользуйся. Не математики, а вы в курсе
почему так?

Оно нам надо?
Математики, скажите, вам в жизни важно знать – почему для деления дроби нам необходимо умножить это число на обратную дробь?

Смотрю методические примеры уроков, включая видеоурок и разработки открытых уроков:
Раз,
два,
три,
четыре,
пять и т.д. Практически нигде не упоминается, почему это мы такие странные финтеля с дробями проворачиваем. Перевернули, умножили и алохомора!

Более того, нет примеров,
зачем вообще делить дробь на дробь. Где примеры вроде: марьиванна собрала 5 3/4 кило клубники и раскладывает ягоды в туесочки. А в туесок помещается 1/4 кило клубники. Сколько надо марьиванне туесков?

Кстати, вторая интересная тема – скорость света. Это ж надо, насколько это интересно! Подумайте сами, вот он свет, есть. Светло и все тут. Насколько надо быть гениальным, чтобы додуматься, что у этого света, который вот он, вокруг, есть скорость. А насколько надо быть гениальными, что прикинуть эту скорость, наблюдая затмение спутника Юпитера 350 лет тому назад. Методические рекомендации учителю должны выглядеть так: ворваться взлохмаченным на урок с выпученными глазами и орать в экстазе – Все бросаем и идем искать на небе

Нептун
Юпитер и его

Иа
Ио!

Трактование талмуда

ГМО или не ГМО? (Подзаголовок из комментариев: не пойман – не ГМО).

Нет ничего увлекательнее наблюдать, когда буквоеды-бюрократы начинают объяснять смысл и блуждают в трех соснах. Не важно, это EFSA ли какая, европейская комиссия или небезразличный какой блогер с заевшей клавишей капслок и болд и заявляющий безаппеляционно: Различные определения ГМО объединяет главное – это организмы, полученные ИСКУССТВЕННЫМ путём методами ГЕННОЙ ИНЖЕНЕРИИ причем со всей ответственностью можно заявить –
ни половое размножение, ни селекция, ни даже мутагенез к последним не относятся (авторская стилистика сохранена).

Европейская комиссия
создает рабочую группу, чтобы та внимательно разобралась и разъяснила, где ГМО, а где нет. Поскольку технология не стоит на месте и новые методы генной инженерии позволяют делать
ГМО идентичный натуральному. Рабочая группа пару лет (!!!) морщит лбы и
трактует. Согласно этой трактовке, если кусок ДНК перенести искусственным путем из одного организма в другой с помощью методов генной инженерии, то в одном случае это будет ГМО, а в другом вовсе нет.

Например (чудесный пример), если с одной пшеницы перенести в другую пшеницу кусок ДНК, то генномодицифированность будут определять всего два десятка нуклеотидов бордерной последовательности. Если они есть – ГМО, а если нет – не ГМО. Трансгенные растения первого поколения – все ГМО, а вот с помощью TALEN технологии – не ГМО. Внимание, риски для здоровья и окружающей среды никак в расчет не берутся, ибо в обеих случаях они будут одинаковыми. Но для регулирующего законодательства формулировка ИСКУССТВЕННЫМ путём методами ГЕННОЙ ИНЖЕНЕРИИ почему-то закончилась. А закончилась она по одной простой причине, которая в трактовании рабочей группы фактически не упоминается, но я вам расскажу. Станет также ясно, почему в эти 20 нуклеотидов бордерной последовательности все уперлось.

Итак, если генетическую модификацию можно определить и отследить современными методами, а бордерную последовательность можно определить (и использовать как доказательство в суде, например), то это ГМО, а бордерной последовательности нет и определить нельзя – то это автоматически считается естественной мутацией генотипа. В этот момент здравый смысл уходит в отпуск.

Или вот пчеловоды немецкие никак не угомонятся. Я писала об
этой истории и не
раз. Для тех, кто потерял нить повествования: Пчеловоды обнаружили в меде пыльцу опытной трансгенной кукурузы. Оказалось, что к пыльце закон не готов, но такой мед продавать нельзя. Караул, мед в опасности, идем в суд. После долгих мытарств придумали, что пыльца это примесь, но к такой формулировке закон тоже оказался не готов. Юристы чуть голову не сломали. Как днями европейская комиссия
обратно придумала, что это не примесь и согласно новой формулировке трансгенная пыльца трансгенной считаться как бы не должна. Здравый смысл даже смсок из отпуска не шлет.

Но мед теперь как бы в безопасности, можно опять продавать, даже если с ГМО пыльцой. Но, сюрприз-сюрприз, пчеловоды опять недовольны. Им очень принципиально, чтобы совсем без ГМО и чтоб наклейку можно было правильную повесить. Казалось бы с чего такая принципиальность? В Германии редкая пчела долетит до трансгенных полей, если только это не опытные поля. Немецкий мед, он как украинская соль, по умолчанию без ГМО. Дайте подумаю. Может это отголосок войны с импортируемым аргентинским медом, который по умолчанию с ГМО? Или это непримиримая борьба с технологией вообще? Потерпите, пчеловоды, до ГМО нового поколения. Никакой анализ никакого ГМО там не обнаружит.

Некоторые борцуны с транснациональными корпорациями возрадуются. Ну все, выбили у транснационального монстра из-под ног табуретку. Раз ГМО отследить нельзя, значит монсанты в суд за нарушение копирайта подавать не смогут. Умерю ваш пыл. Пока мы тут все боролись с ветряными мельницами маркировки и за право все знать, особенно то, что через много поколений мало ли чего вдруг случится, патентование отдельных генов (или мутаций в генах) уже сейчас шагает семимильными шагами. И если мутация будет собственностью Монсанты, то платить все-равно придется. Вот теперь и вы знаете.

take home message: риски, все абсолютно, для здоровья, своего и будущих поколений, окружающей среды в целом и бабочек Монарха в частности, экономические или террористические, все-все риски они все идентичны для продуктов обычной селекции или для продуктов новых технологий. Только старые ГМО мифы опасны для психического здоровья. В этом контексте даже как-то скучно наблюдать позавчерашнюю дискуссию Сералини.

А на прошлой неделе у немецких зеленых случилась смена курса. Проголосовали партайгеноссе на зеленом съезде за кандидатов на выборы и вместо радикальной экологичной верхушки в кандидатах оказались консервативные евангелистские лидеры. Если совсем недавно зеленые делили электорат с социалистами и традиционно считались левыми, то теперь одним махом оказались на одном электоральном поле с христианско-консервативной партией. Все фшоке.

Ну а что?
Я давно говорила: Есть такое ощущение, что всем сейчас так хорошо и сыто, что хочется законсервировать, чтобы ничегошеньки не менялось и так было всегда. Никаких автобанов лишних и новых модерных вокзалов, пусть будут хомячки на зеленых лугах, убрать атомные, чтоб не страшно, иностранцев тоже убрать, а то они как-то не так думают.

Что мы еще не знали о сельском хозяйстве.

С
гербицидами мы в прошлый раз более-менее разобрались. Теперь разберемся с селекционерами, фермерами и семенами. Все еще встречаются опасения, что ГМО плохо, потому что монополисты заставят покупать семена каждый год. Сейчас мы посмотрим на актуальные законы, регулирующие взаимоотношения фермеров и селекционеров
-семеноводов.

Немного истории.

Около ста лет тому назад в некоторых странах Европы были приняты первые законы о контроле качества посевного материала. Несколькими десятилетиями позже созданы списки сортов пшеницы с критериями стандарта, вроде процента порастания. В послевоенные годы появились законы, которые ограничивали рыночный оборот несертифицированных сортов. А в 1966 европейское сообщество создало так называемый
Common Catalogue допущенных к обороту сортов, скомпилированный из национальных списков. Сорта, которые не представлены в каталоге, не допущены к обороту на европейском рынке.

Селекционеры.

Чтобы сорт внесли в каталог, он должен удовлетворить целый ряд критериев. Они называются DUS (distinctiveness, uniformity and stability) и VSU (value for cultivation and use). За внесение в каталог надо платить мзду и за личное надзирательство бюрократа на поле также. После чего посевной материал называется сертифицированным, получает пломбу и признается годным к продаже.

На национальном уровне это регулируется отдельным законом по обороту посевного материала. Фирмы, которые занимаются селекцией и размножением сертифицированного посевного материала, разумеется, кровно заинтересованы в том, чтобы их материал покупали постоянно.

Поэтому они лоббируют жесткие критерии допуска, которые удовлетворить простому фермеру не под силам. Они также лоббируют ограничения на нелегальное использование их посевного материала. Более того, они также лоббируют возмещение им убытков, если фермер решил размножить их посевной материал. И это они делают очень успешно.

Фермеры.

Что попало выращивать нельзя законом. Только то, что в списке. Некоторые культуры в списке представлены только гибридами. Гибриды рамножать не только не выгодно, но и также запрещене законом. Если фермер решил сам что-то наскрещивать, то ему надо позаботиться, чтобы сорт внесли в каталог.

А с недавних пор селекционеры
продавили окончательно закон, согласно которому фермер обязан платить селекионерам взносы по лицензии, если ему охота оставить посевной материал на следующий год. При этом он должен предварительно подать завяку на размножение. И, судя по некоторым откликам, это обходится фермерам иногда даже дороже, чем покупать новый посевной материал. А если фермер рискнет подать в заявке некорректные даные, то это может вылиться в серьезные шрафы.

В общем, еще в прошлом году сертифицированной пшеницы на немецких полях было 56%, а в этом году, с учетом штрафов и взносов, ожидается значительно больше.

Ну и?

Если в этот суп добавить
Plant Breeders ” Rights и патентирование сортов, то ограничивающих фермеров механизмов становится больше. Но с другой стороны – сертифицированный сорт означает лучшее качество и технологичность. Современная селекция – это высоковкалифицированный труд, время, деньги. Даже если я была бы сердцем на стороне фермеров, то в этой картине мира селекционер должен питаться воздухом.

Опять таки, чисто из эстетических соображений важно, чтобы старые сорта никуда не исчезали с лица земли. Ну, как антиквариат, что ли. Для этого дела ЕС сообразил
директиву по сохранению редких и исчезающий сортов, которые не внесены в каталог. Согласно этой директиве маргинальные древние сорта могут культивироваться и поступать на рынок. Я думаю, что фермеры органического земледелия очень заинтересованы, чтобы их кто-то покупал.

Сходить полбы купить, что ли?

Еще раз о гербицидах

Не раз встречала, в последнее время в основном только этот аргумент и вижу, дескать ГМО это зло, потому что гербициды, раундап, все такое. Раундапа потребляют все больше, появляются супер-устойчивые сорняки. Это все от ГМО такое зло. А если больше ГМО, значит больше гербицидов – это любому горожанину ясно, особенно тем, у кого есть немножко дачного
опыта.

На самом деле и да, и нет. Проблема гербицидов есть, ее никто не собирается списывать со счета. Но неправильно думать, что без ГМО гербицидов употребляют меньше. Половина всей химии на полях, предназначенной для защиты растений – это гербициды. У меня перед глазами канадский меньюал на 400 страниц. 227 отдельных наименований гербицидов с технологиями и допусками. У каждого из этих гербицидов есть свои особенности – время внесения, против каких бурьянов, на какой стадии, для какой культуры с учетом того, куда идет эта культура (на корм скоту, сено, семена, зеленая масса, ягоды вовнутрь человеку) и расчеты необходимых и допустимых концентраций для каждого конкретного случая, включая дождь и заморозки.

То есть нормальный фермер должен быть неслабым ботаником, чтобы отличить свинорой пальчатый от ежовника и иметь неплохую память, чтобы запомнить 227 наименований гербицидов, не считая инсектицидов и удобрений. В принципе, напалм от всего поможет, но надо представлять: эти ростки на поле это уже кукуруза или еще ежовник и возмет ли его превентивная обработка или надо еще подождать и жахнуть попозже, но наверняка.

Итак, фермер собрался растить кукурузу. Достает каталог химической дряни и думает, чем бы полить сорняки. Для кукурузы на выбор, внимание, 49 гербицидных смесей. Там его спрашивают, какой из трех кукурузных продуктов он собирается выращивать: на силос, на зерно или сладкий початок? Против каких из 31 сорняков будем бороться: против тимофеевки, одуванчика или против хвоща? Когда будем поливать: вообще до посадки, до всходов, после первых всходов. Потому что кобинация ACCENT + DISTINCT по всходам хорошо уничтожает все подряд, но плохо переносится кукурузой, а PROWL + ACCENT + BANVEL II отлично берез злаки, но не берет хвощ, к тому же для сладких початков не подходит. DISTINCT сам по себе классно выжигает двудольную дрянь, а вот тимофеевку не берет и лучше его вносить на стадии 3 листьев кукурузы, а вот двумя днями позже можно промахнуться и опять таки в еду лучше не употреблять. DUAL II MAGNUM + BROADSTRIKE RC неплохо все уничтожают, но надо смотреть, чтобы кислотность земли была не выше 7.8 и органики не больше 2%, а сорняки прорастали не больше двух листов, вносить с фосфатными удобрениями, но для початков не подходит, и требует высоких доз и это все может привести к появлению устойчивых сорняков.

В результате, находится какой-то компромисс, поливается разок до прорастания одной адской смесью, затем, после прорастания другой адской смесью, если повезет и не пойдет дождь и фермер не ошибется с расчетами концентраций для каждой комбинации, то все ненужное подохнет, а то, что вырастет – пойдет на корм скоту. Это что касается нетрансгенной обычной кукурузы.

Долистывает он каталог до трансгенной. А там всего 5 вариантов на выбор. 1) Двойной полив глифосатом на стадии 3-4 листов и на стадии 7-8 листов. Эта схема уничтожает всю флору, кроме кукурузы (хоть на початок, хоть на силос) с приметкой (создает сильный селекционный прессинг. дорого). 2) Двойной полив до посадки и на 7-8 листов. Селекционный прессинг пониже, поскольку уничтожает все в зародыше. Но опять таки, дорого. 3) Разовый полив в комбинации с другим гербицидом по вкусу. 4) Разовый полив на стадии 3-4 листов, но кое-какие сорняки выживают, что сказывается на урожае. 5) Разовый полив на стадии 7-8 листов. Не помогает и не рекомендуется.

Сравните: у вас на выбор 31 сорняк и 49 гербицидов в разных разведениях в разное время на разную кукурузу, и один глифосат на все про все один раз, максимум два. И что бы вы сделали на месте фермера? А если у фермера кроме кукурузы еще и рапс и морковка и для каждой культуры такая же история? Поэтому применение глифосата рвануло, хоть в общем баллансе общее количество гербицидов в граммах на гектар мало изменилось. Поэтому появляются устойчивые к глифосату сорняки, для которых разрабатывают новые схемы. Поэтому надо больше разных ГМО к разным гербицидам, возможно удасться получить такие, которые потребуют совсем чуток ядов. Ну, или тяпку в руки и в колхоз на прополку морковки.

О карасях и томатах

Учусь рисовать табличку. Вы знаете, как убрать этот дурацкий пробел? Или это только я его
вижу?

Ага, попались?! Будет про ГМО!

ГМО Селекция
Изменяет геном Да Да
Изменяет геном предсказуемо Довольно предсказуемо Слабо предсказуемо
Цели:
устойчивость к гербицидам Да Да
устойчивость к биотическим факторам Да Да
устойчивость к абиотическим факторамм Да Да
потребительски ориентированные качества Да Да
Патентование Да Да
Экологические риски Да Да
включая биоразнообразие Да Да
Потребительские риски Да Да
включая потенциальные аллергии и яды Да Да
Отслеживание сортов (генетических изменений) Легко и просто Сложно, но теоретически возможно
Текущий контроль безопасности Максимально возможный Иногда встречается

Это я посмотрела опять кое-какие комментарии. Кстати, попался один из редких примеров, когда опасения
максимально четко и понятно сформулированы. По ссылке природа страхов ГМО почти полностью интуитивна.

Потребителем ощущается, что
вторгаясь в геном, ученые

-нарушают какие-то естественные правила и законы, (
если ген "выработает" сам помидор (пусть это будет и случайная мутация), то есть он будет "родным")

-что неминуемо приведет к нарушению равновесия и стабильности (
количество генов у организма постоянно..так что нельзя просто "добавить" ген. по логике… )

В этом смысле табличка может помочь кое-что разъяснить. Как видим, у нас есть разница в изменении генома в результате различных подходов и предсказательная сила в случае селекции немного ограничена. Она, разумеется есть, но заканчивается на законах Менделя. Но что там в этом черном ящике (геноме) произойдет в результате мутагенеза, мы можем определить разве что опосля.

В геноме томата нет ничего такого, что мы могли бы назвать "родным" (т.е. хорошим, полезным) для томата, кроме факта происхождения гена от папы и мамы томатов. "Родной" ген из томата при определенных условиях может стать для самого же томата смертельным. Есть ли какой высший смысл в том, что на этом отрезке эволюции этот именно ген принадлежит именно этому томату и не принадлежит карасю? На этот вопрос биология не отвечает.

Биология констатирует, что текущий томатный ген кодирует какой-то белок, который катализирует реакцию вторичного метаболизма, в результате которой образуется пигмент, которые придает томату определенный цвет.

Этот цвет может быть важен в процессе эволюции и давать преимущества в размножении.

Есть какой-то высший смысл в том, что ген из карася не может естественным путем попасть в геном томата? Пожалуй один из самых частых вопросов. Ответ на него –

крокодилы летают, но очень низко
ген карася
может попасть естественным путем в геном томата.

Объясняю на примере. Птица поймала карася, несет в клюве. Карась выпал из клюва на томатное поле и сдох. Трупик разложился. Его ДНК освободилась из клеток и попала в почву. К ДНК (кускам) подплыла агробактерия,

понюхала
и захватила эту ДНК для своих нужд (у бактерии есть на это инструменты). После чего эта агробактерия попала на растение томата и заразила его. В процессе инфекции ДНК из бактериальной клетки проникла в растительную. Это естественный природный процесс, который используется в генетической инженерии как инструмент. Вуаля, ген из карася попал в растительный геном. Каждое отдельное звено этого рассуждения вполне теоретически и немножко даже практически возможно, но в целом картина стремится к очень низкой вероятности. К нулю.

Однако, я буду лукавить, если скажу, что нет никакой закономерности в геномных перестройках, мутациях, встраиваниях генов и все лишь случайность. В судьбе генома есть закономерности. Одни закономерности нам известны, как это примерно что в процессе эволюции растительные геномы удвоились, а
то и утроились (до розид). Есть
непонятные закономерности, вроде соотношения нуклеотидов или в
интронно-экзонной структуре генома. Мы эту закономерность можем неплохо описать, но понятия не имеем, откуда она взялась и есть ли у нее смысл. Воможно, она последствие первой закономерности. Наверняка еще есть парочка закономерностей, о которых мы вообще еще не знаем.

Вот, месяц назад
прочитали геномы дикого и домашнего томатов. Генов карася там не обнаружилось. Но за короткий период человеческого воздействия, геном томата претерпел довольно существенные изменения. Из 31,760 диких генов только 7,378 не изменилось, в 11,753 генах случились "незаметные" замены, которые не привели к изменениям в белковой структуре. И в 12,629 генов случились серьезные поломки, имеющие последствия для функции генов. Почти треть всех генов поменялась.

Фух, дописала. Третий день пишу.

Но что делать с пробелом – не знаю. Странно, то вижу, то не вижу.

И что? Пока я тут с тэгами сражалась,
neuraum намножко
интереснее про томаты написал.

Что я еще не успела сказать о ГМО

Про цветы.

Действительно забыла. Вспомнила, когда увидела
пост
plantarum о том, как красят
хризантемы.

И тут я вспомнила, что о ГМ-цветочках я как-то умолчала. А есть такая фирма в Австралии
Florigene Ltd , которая расскрашивает гвоздики в синеватые цвета.

Берут белую гвоздику сорта
White Unesco и встраивают в нее гены из петунии или фиалки. Что за гены?

dihydroflavonol reductase (DFR) и flavonoid 3”,5” hydroxylase ( F3”5”H).

Смотрим на картинке путь синтеза антоцианов:

Формулами обозначены метаболиты, а на стрелочках аббревиатура означает ген, который кодирует фермент, который катализирует реакцию превращения. По-моему, ясно. Добавили гены, которые направляют флаваноны в синтез антоцианов и получилась такая гвоздика.

Эти гвоздики допущены к коммерциализации в Европе.

Есть еще и настоящая синяя роза, которую сконструировали там же, но уже выключив DFR ген и добавив еще парочку.
Об этом можно почитать здесь. Насколько я понимаю, эта роза, если и допущена где-то, то не в Европе.

Про картофан.

На молбиол ру была дискуссия "
Нужно ли в России выращивать генетически-модифицированные растения?" Тема важная и актуальная. Завершилась она жирным болдом.
Чтоб не есть страшное чужое ГМО, свое надоть делать.

Совершенно верное замечание. Пока Европа бодается с допуском единственного картофана Амфлора, в России
давно создан и уже допущен к реализации и употреблению населением отечественный генетически модифицированный картофель, производства
Центра «Биоинженерия» . Речь идет о модификации сортов

Russet Burbank Newleaf, Superior Newleaf, «Елизавета 2904/1 kgs» и «Луговской 1210 amk».

Казалось бы, причем тут Монсанта. На самом деле новость была бы отличной, если бы не но. Монсанта успела запатентовать вектора для трансформации и вышеупомянутый картофель как раз и создан с помощью монсантовских технологий. Не то, чтобы это было нечто сложное, в принципе патентование этих технологий можно как-то обходить и мне не совсем понятно, зачем уже брать готовый патент. Я дейсвтительно не знаю, на каких условиях были переданы технологии. Если их выкупили, то проблемы нет. Если это подарок, то могут быть последствия в перспективе торговли с пугливым ЕС. Во-вторых, картофель скорее всего уже давно перекочевал на усадебные участки. Если кто надеется, что у бабушки на базаре девственный сорт, то он скорее всего ошибается. В принципе, на усвояемость картофана это вряд ли влияет.

Короче, мы пришли к тому же самому: Чтоб не есть страшное чужое ГМО, свое надоть делать.

Ушла мерять РНКу.