Раз пошла такая пьянка

1.
7 Free Education Websites You Don”t Want to Miss

2.
GM crops ”are not harmful” says EU scientist .

3. Но кто этих сайентистов слушает. Немецкая академия наук Леопольдина тонны
слов исписала, доказывая, что топливо из продуктов это невыгодно (см. стр 13).
Наконец-то прозрение нашло и на немецких Зеленых. "Мы всегда были против Е10 (биоэтанол)" , вдруг заявила лидерша немецких зеленых Renate Künast. Вот это и я понимаю, популизм.

Advertisements

Смешная статья про зеленых политиков

В недавних земельных выборах в Заарланде пираты откусили гордые 7% и прошли в местный парламент, в то время, как зеленые едва протиснулись в игольное ушко. Как тут сразу в Шпигеле ехидная статья про зеленых политиков. Кто шпрехает дойч,
читать оригинал, а я напою. Статья называется "Внимание! Эти политики вредят окружающей
. среде!"

Чем запомнилась немцам эра правления зеленых.

Десять лет назад зеленые запретили жестяные банки для напитков, как неэкологичные. В результате обвалился рынок экологичной стеклотары.

Семь лет министром окружающей среды был зеленый Триттин. Это было время, от которой окружающая среда не оправилась до сих пор. Биотопливо было иде фикс зеленых. Теперь на немецких полях растет преимущественно монокультура – кукуруза и рапс. О гордых планах 100% биотоплива уже никто и не говорит.

Политика защиты окружающей среды последователей Триттина, Габриель и Рёттген, выглядит не намного лучше. Пластиковые отходы (в Германии пластиковую бутылку сдают отдельно в переработку) уже давно не перерабатываются, а сжигаются. Экологический налог идет непонятно куда. Платные" экологические" наклейки на машины за право въезжать в центр городов не привели к уменьшению пыли. Потребителей законом принудили покупать экологические лампы, которые теперь же министерство защиты окружающей среды
не рекомендует вешать в детские комнаты из-за содержания ртути.

Поскольку зеленые политики принципиально как бы на стороне добра, то их противники автоматически оказываются на стороне зла. Вы против защиты окружающей среды, будущего ваших детей? – какие же вы циники! Кто отважился критиковать зеленых, быстренько становится свиньей у позорного столба.

Мораль играет в экологических дебатах огромную роль, поскольку будит большие чувства. Фото одинокого белого мишки, который голодный бредет по ледяной пустыне, не оставит равнодушным любого, у кого есть немного эмпатии. Только зануды могут рассуждать, как призыв бороться за выживание мишек сопоставим с тем фактом, что поголовье полярных медведей за последние 60 лет выросло в пять раз и составляет 25 000.

Эти все благие ощущения падают на благодатную почву немецкой пунктуальности. Министерство защиты окружающей среды не зря отпочковалось как отдел министерства внутренних дел. Политика защиты окружающей среды это политика запретов. В 1980 году первый выпуск свода законов по защите окружающей среды был книжкой в 377 страниц. Сегодня он втрое толще и составляет 1264 страницы. Получается прирост 50 страниц в год. Каждый одичавший пустырь приравнен к экосистеме и зеленое насаждение к биотопу. Биотехнология в юридическом смысле вообще не имеет шансов прорваться через свод запретов.

Поэтому нам понятны призывы польского премьера Дональда Туска отменить министерство защиты окружающей среды. Плохая политика защиты окружающей среды вредит экономике и потребителям и, больше всего, самой окружающей среде.

А знаете ли вы, что…

1. Один швейцарский исследователь Francis Schwarze из Swiss Federal Laboratories for Materials Testing and Research придумал обрабатывать древесину грибком. Грибок чуток разлагал клеточные стенки в древесине, истончая их. А швейцарский скрипочный мастер Michael Rohnheimer взял и сделал из такой древесины скрипку. Пригласили 180 экспертов и провели им слепую сравнительную демонстрацию звучания скрипки Страдивари "Chaconne" и биотехнологического продукта "Opus 58". 113 экспертов решили, что "Opus 58" это и есть Страдивари.

2. Уганда создала свой трансгенный банан. В него встроили ген HRAP из зеленого перца, чтобы защищать банан от бактериальной инфекции Xanthomonas. Патент тайванский. Первые полевые испытания продемонстрировали 100%-ю устойчивость, ждут результатов новых масштабных исследований. Другие исследования показывают, что внедрению болезне-резистентных ГМ-бананов будет еще противостоять политическая резистентность в Уганде. Это сообщение о том, что не все ГМО – Монсанта.

3. А монсанта купила фирмочку Sapphire
Биофьюел из водорослей. Но не для фьюела, а для быстрого тестирования важных для растительного селького хозяйства генов. Теперь дело по захвату генов пойдет быстрее.

4. И в заключение свежак, сообщили днями на 7мом конгрессе по изучению мумии. В этот раз изучили ДНК содержимого мумифицированного желудка первобытного человека
Эци. Оказалось, что за пару часов до смерти человек употребил мяско
козы и семена злаков. Мяско козы, вероятно, перед употреблением термически обработалось, хотя шкуру сдирали не аккуратно, а ели вместе с шерстью.

Биодизель и Ко.

Последние пять лет в Европе и Америке, а также в куче других стран, наблюдается биодизельный бум. Все больше говорят о грандиозных инвестициях в исследования этого направления, диверсификации источников энергии, возобновляемых ресурсах и содержании СО2 в атмосфере. На самом деле все выглядит пока не очень оптимистично.

Итак, что такое биодизель и что еще подразумевается под биотопливом?

Биоэтанол и
биодизель принадлежат к
первому поколению биотоплива. Биоэтанол производится в результате всем известного брожения с помощью дрожжей из дисахарида (по простому – сахара). Так что это ничто иное как просто спирт. Как сырье для продукции биоэтанола используется сахарных тростник, сахарная свекла, а также пшеница, картофель и кукуруза, как источних крахмала, который можно легко расщепить до сахара и пустить в дело. Плюсы биоэтанола: процесс производства налажен, высокий выход энергии. Минусы: нормальный бензиновый мотор надо переделать и развить инфраструктуру заправок. Первенство по использованию биоэтанола держат США и Бразилия.

Биодизель делают из растительного, чаще всего распового или пальмового, масла. Химически биодизель это метилэстер жирных кислот. Смешивают растительное масло и метанол и в присутствии катализатора преобразуют до глицерина (как побочного продукта) и того самого метилэстера, который и есть биодизель. Плюсы: как примесь до нормального дизеля не требует модифицирования мотора, меньше выбросов при сгорании и опять таки технология отработана. Минусы: нельзя домешивать больше 5%, потому что начинает страдать мотор и для производства надо метанол, который получают ага, из нефти.

Насколько это выгодно.

Производство галлона биоэтанола стоит в США 1 доллар. Но массивные доплаты государством в аграрную индустрию удешевляют его до 51 цента. То же касается биодизеля. В Европе биодизельная индустрия существует только благодаря грандиозным послаблениям в налогообложении. Один литр биодизеля облагатеся 9 центами налога, к 2012 году налогообложение поднимется до 45 сента за литр и уже в 2008 году ожидается заметный спад в производстве. Как видно, биотопливо все еще значительно дороже чем ископаемое.

Что же делать?

На такой пессиместической ноте мы переходим к рассмотрению биотоплива
второго поколения, которое разрабатывается программой под названием BtL (
Biomass to Liquid) и речь идет о
biomass to biofuels prosess (В2В). Под этим подразумевается производство синететического топлива из
биомассы: древесины, соломы и растительных остатков. BtL находится сейчас в стадии разработки и исследуются множество путей для получений биотоплива. Какой из способов окажется наиболее эффетивным до сих пор неясно, а пока рассмотрим, в чем заключается проблема.

Итак, древесина представляет собою одеревеневшие клеточные оболочки, состоящие из целлюлозы и лигнина. Ультраструктуру можно сравнить со структурой железобетона: целлюлоза по своим свойствам соответствуют арматуре, а лигнин— бетону. Молекула лигнина состоит из продуктов полимеризации ароматических спиртов. Целлюлоза не что иное, как те же полимеризованные в цепи сахара. Если все это попробовать развалить каким-то образом, то потом можно удачно использовать для того же брожения например.

Что делают сейчас.

Древесину измельчают, обрабатывают кислотой и ферментами для разрушения целлюлозы. Получаются сахара, как продукты этого гидролиза, которые в идут в обычный процесс алкогольного брожения с дрожжами. Проблема этого процесса заключается в побочном продукте –
токсичном фурфурале. Хорошо было бы разложить древесину тоже ферментативно, а не кислотой. Но вся беда в том, что целлюлоза и лигнин и в природе остаточно утойчивы к разложению и микроорганизмов, способных это делать не так уж и много. Хотя проблема даже не в этом.

Процесс естественного разложения лигнина и целлюлозы требует не одного и даже не двух ферментов. Там работают эндо- и экзоглюканазы, целлобиазы, целлогиролазы, манноза, галактоза, ксилоза, арабиноза, оксидазы, пероксидазы и лакказы, а также куча всего, о чем даже раньше и не подозревалось. Будем откровенны: о механизмах разложении растительной клеточной стенки известно очень мало. Но вы даже себе не предстваляете, сколько финансовых и интеллектуальных ресурсов брошено на глубокое изучение этой темы. С одной стороны изучают биохимические процессы разложения, с другой ищут микроорганизмы, способные это делать, изучают их геном и вычисляют ответственные за это дело гены и нужные мутации, геннотехнологически выводят растения без лигнина. Ищут вот что: чудо-организм, который бы не просто эффективно разлагал целлюлозу, а который бы еще и имел в себе функцию алкогольного брожения. Однако некоторые ученые, которые работают в этой области, очень скептически рассмотривают возможность найти в природе такой организм. Почему? Потому что процесс разложения целлюлозы и так требует от организма много энергетических затрат, а последующее аклогольное брожение никакой энергии ему не принесет. Хотя вероятно и удастся искусственно скомбинировать такого маленького монстра, который пожирает целлюлозу, одновременно перебраживая ее на этанол. Тогда главное смотреть в оба, чтобы он не вырвался на свободу и не сожрал наш лес.

В заключение о экологичности биотоплива.

Во-первых, как я уже говорила, цена на его производство все еще выше, чем на нефть и все разработки в этом напралении скорее политически-, чем экономически целесообразны. Во-вторых, некоторые эксперты считают, что сегодня энергентические затраты на производство даже превышают энергетический выигрыш. В-третьих, например рапс, который пока еще важный источник биодизеля, дольше 4х лет расти на одном месте не может. Надо это тоже как-то учитывать. Кроме того, пальмовое масло дешевле и Европа, например, увлеклась закупками пальмового масла в развивающихся странах, теперь Индонезия свои джунгли выжигает под пальмовые плантации. Короче, получается в одном месте залатали, в другом рвется. Вот, теперь вы знаете.

Давайте жечь леса!

Для тех, кто догадался, как нам зафиксировать СО2 и освободить кислород, предлагаю еще поразмыслить над идей выращивать быстро зеленую массу и как-то выбрасывать ее за пределы орбиты или складировать на Луне для потомков.

Понятно, что использование полезных ископаемых в качестве топлива это не что иное, как освобождение когда-то давно зафиксированного СО2, которое не сгнило, не сгорело и не переварилось в желудках динозавров, а законсервировалось в болотах в виде торфа, нефти или каменного угля очень давно, а используем мы это сейчас, обогащая атмосферу СО2. И если вы удивляетесь невероятному проценту выхлопов из коровьих задов, то наверное стоит также учитывать долю выхлопов из сельскохозяйственной техники, используемой для интенсивного животноводства. Не в корове дело, а в том, что подготовка пастбища, заготовка кормов, утилизация отходов, все завязано на использование техники, которая работает на полезных ископаемых.

Очевидно, что значительно экологичнее в качестве топлива использовать древесину, а еще лучше целлюлозу, котрая наросла в прошлом году. И на это сейчас брошены финансы и интеллектуальный потенциал многих стран.

Что касается биодизеля, на его продукцию идут растительные масла, а ценная целлюлоза выбрасывается. Более того, с точки зрения энергозатрат растения, продукция жиров более энергоемкий процесс, чем продукция сахара. Надо понимать, что ориентировка на биодизель пока что временная мера, до тех пор, пока не придумают, как эффективно утилизировать целлюлозу. Как ее утилизировать и что можно сделать из расщепленной на глюкозу древесину, я буду время от времени освещать, потому что буквально каждый день в технологиях происходит новый прорыв.

Правда про круговорот углекислого газа в природе или Что такое “легкие планеты”?

Тема климатических изменений становится все более актуальной, информации в СМИ появляется все больше и она все более противоречива. Давайте немного структурируем и освежим наши знания, чтобы не заблуждаться на счет процента коровьих "выхлопов" в атмосферу.

Как мы помним, планета окружена атмосферой, состав которой приблизительно 78% азот, 21% кислород, и 0,03% углекислый газ. Этот состав по идее должен пребывать в определенном расновесии, но отдельные элементы при этом совершают круговорот, то фиксируясь в органических соединениях, то высвобождаясь назад в газообразное. Сейчас нас интересует именно кислород и
.

Итак, на Земле углекислый газ (СО2) и вода (Н2О) синтезируются в органическую молекулу сахара глюкозы в процессе фотосинтеза в зеленых растениях. Представьте себе воду и углекислый газ ( то есть газировку), направляем туда луч фотосинтеза, бах! и у нас сахар (конечно преувеличиваю, потому что все намного сложнее и точнее):

6СО2 + 6Н2О = C6H2O6 + 6O2

То есть из шести молекул углекислого газа и шести молекул воды получается одна молекула глюкозы и шесть молекул кислорода.

Казалось бы, вот он, освобожденный кислород. Дыши, человек!. Но не так все просто. Посмотрим, что происходит с глюкозой со временем.

Растение использует скажем ее для строительства собственных клеточных стенок и синтеза целлюлозы (древесины). Затем судьба целлюлозы может быть разной: она может просто сгнить, сгореть в печке или быть съеденой коровой. В результате ЛЮБОГО из этих процессов происходит вот что: C6H2O6 + 6O2 = 6СО2 + 6Н2О

Это значить, что все СО2, что нафиксировали растения, возвращается в атмосферу, причем с использованием кислорода. Как гниение, так горение или переваривание в желудке, все происходит с использованием кислорода. Итак, как мы видим, роль растений в обогащении атмосферы кислородом, сводится к нулю.

Надо полагать, что обогащение обогащение атмосферы кислородом возможно только в одном случае: когда фиксированный в целлюлозу СО2 не гниет, не горит и не переваривается.

Вопрос: А в каком случае это может быть? (рекомендуемая для прочтения литература
Леса – "легкие планеты"? )