Ноосферные завихрения

В последнее время как-то неожиданно одновременно, но вполне независимо проснулся интерес к
древней записи о работе Метцингера.

Интерес скептический

Это надо же, искать в гугле Метцингера, а найти Ваш текст. Мне этого Метцингера один умный человек (действительно умный) так расхвалил, как последний писк атеистической философии сознания, а судя по Вашему тексту – очередной обычный бред на тему – никого нет, все кажутся

И просто
интересный интерес

…автор на редкость полезен, если не сказать необходим…Это одна из книг, на которых можно воспитывать мышление и оттачивать мировоззрение.

Там же ссылка на местечко, откуда можно скачать книгу Метцингера Being No One. Как-то приятно, что Метцингер находит дорогу к читателю. Или, скорее наоборот, пытливый читатель находит Метцингера. Короче, это можно понимать, а можно и не понимать, можно соглашаться, а можно спорить. Добротная пища для ума.

Ну и еще из хорошего. Вчера статейку нашу приняли одну, которую мы сделали совместно с украинскими коллегами. Раскурочили один мутант
дагуссы. И им полезно, и нам приятно.

Advertisements

Замечательная история

Мне везет на интересных людей. Вот есть у меня такой славный приятель, одессит, аквалангист и классный электрофизиолог из Лондона
shao_s. Вот сходил он однажды с удочкой на рыбалку
и…

"Пару лет назад, сидя в камышах в низовьях Днестра и распивая алкоголь с бывшим однокурсником, я без задней мысли спросил что-то вроде “И как оно там щас ваще, на Змеином?” С этого началась история, которая закончилась только недавно: ихтиологической статьёй в журнале Marine Biodiversity, где я, электрофизиолог, – corresponding author.

Сама статья
здесь, а то, что я хотел по этому поводу написать в блог, взяли на сайт “
Станиславский натуралист“. Если кто не читает по-украински – Гугл переводит более-менее пристойно. Говорю сразу: запятые в тексте – это не только мои, это ещё редакция сайта досыпала :о)"

Вот так и получился электрофизиолог- ихтиолог.

Настаиваю, что теперь пора Серегу отправить с лукошком за грибами и с сачком за бабочками. Узнаем много нового.

Дело труба

Вот такой прозрачной плексигласовой трубой длиной 30 см и 3.5 см в диаметре измеряется социальное доминирование у самцов.



Как?

Берем одного самца мыши и засовываем его в левое отверстие трубы, а другого – в правое. Самцы шагают навстречу друг другу и где-то по средине встречаются. В какой-то момент один из самцов начинает напирать (виннер), а другой пятиться (стало быть, лузер). Экспериментатор терпеливо ждет и все аккуратно записывает результаты
в табличку.

Потом самцов можно генетически модифицировать и посмотреть, как у них потом дело с иерархией обстоит. Короче, у которого самчика проводимость нервных импульсов в синапсах пирамидальных нейронов префронтального
кортекса выше,

тот и в трубе наглее
у того и социальный статус
.

Хорошая новость (записывайте, девочки) –
the hierarchical status of mice could be changed from dominant to subordinate, or vice versa, by manipulating the strength of synapses in the medial prefrontal cortex.

ПРОморализаторство

На Edge свежий междусобойчик. На сей раз разговор
про мораль. Докладчик – JOSHUA D. GREEENE – нейробиолог и философ, профессор из Гарварда. Скажу сразу, кому не лень, сразу читать или слушать туда (есть и доклад и расшифровка), а кому лень, читает то, что я
тут напою.

Начну издалека. У нас есть мозг, он себе там что-то думает, анализирует, эмоционально переваривает, потом выдает это все на префронатльный кортекс для осознания. И мораль в том числе. Нейробиологи и философы заняты тем, чтобы прикинуть чем обусловлены и как рождаются в голове рецепты, как нам жить, вроде "есть" и "должен". В результате нащупали некую пропасть между
интуитивными решениями и несколько больше контролируемыми
осмысленными процессами. Особенно эта пропасть ощутима, когда речь идет о формулировке моральных принципов. Сейчас покажу на аналогиях на примерах, в лекции они очень наглядные и доступные.

Возьмем для примера обычную цифровую камеру. У камеры есть автоматические настройки так, что даже чайник вроде меня, клацнув на кнопочку получит более-менее внятный снимок. В автоматическом режиме камера сама улавливает освещение, настраивает выдержку, диафрагму и фокус, пусть даже субоптимально, но в даном случае качество приносится в жертву
эффективности – в автоматическом режиме можно сделать гораздо больше снимков.

Кроме автоматических настроек для креативных и продвинутых фотографов есть также ручной режим. Можно поиграться с диафрагмой и выдержкой и пофотографировать ночные пейзажи, или глубину резкости изменить. Но в этом случае, вы должны знать, что делаете, а также можете совершать ошибки, но именно этот режим определяет
гибкость.

Итак, автоматический режим – эффективность, а ручной режим – гибкость. Эта аналогия иллюстрирует работу мозга. В автоматическом режиме это выглядит как быстрая оценка ощущений, например, вкусовых рецепторов "О, мне это нравится" или "А это мне не нравится". Но мы также можем занимать свое сознание гибкими рассуждениями о новых проблемах, осмыслять их – это ручной режим. Конечно, наивно полагать, что мозг можно так разложить на два режма, но это упрощение удачно подходит для понимания многих явлений.

Как пример автоматического и ручного режима работы мозга рассмотрим наше решение в выборе еды. Есть такой
Александр Федорихин, который занимается изучением наших потребительских вкусов, чтобы научить бизнесменов, как нам чего скормить ненужного. Так вот он провел
простой и элегантный эксперимент.

Взяли группу испытуемых и предложили им запоминать простые и сложные числа. Целью этого запоминания – максимально занять ручной режим работы мозга. После чего испытуемым предложили пойти в буфет и взять себе перекусончик. На выбор были страшно полезные фруктовые салатики и сладкие жирные шоколадные печеньки. Большинство выбрало жирное и сладкое, не смотря на то, что до этого многие заявляли, что на диете и строго следят за своим весом.
Вывод был сделан следующий: если наш ручной режим принятия решений занят всякой ерундой вроде запоминания чисел, то его ресурсов не хватает для контроля съеденного. "Чего пожрать" решает автоматический режим.

Лирическое отступление. Я уже
когда-то писала о виртуальном споре Канта и Шопенгауэра о свободе выбора. Напомню. Кант говорил, что поведение человека определяется обученными паттернами, а Шопэнгауэр говорил, что паттерны это хорошо, но наше неосознанное желание всегда ищет лазейку из осознанных навязанных рациональных рамок. Спорить о наличии свободы воли не будем, сейчас ученые вроде сошлись на том, что действительно, у нас нет свободы выбора чего хотеть, но у нас есть свобода обуздать неосознанные желания мозга. Так, как в случае с шоколадными печеньками: мозг в автоматическом режиме хочет сладенького, а ручной режим, если он не занят ерундой, позволяет нам обуздать желания и сесть на диету.

Вернемся к морали. Эти два режима изучают на известном воображаемом психологическом эксперименте. Представьте, что вы стоите на мосту и наблюдаете внизу движущийся трамвай (или поезд, как угодно). На путях работают 5 человек и не видят приближение трамвая. Рядом с вами стоит толстый мужик. Если вы сбросите мужика на рельсы, то спасете этих 5 человек. Эту историю тестируют на различных группах людей, сканируют при этом их мозги или находят людей с повреждениями мозга. Короче, вот что всплыло:

В пример встроена дуальность восприятия. Большинство людей не готовы сбросить мужика на рельсы. Эта идея вызывает эмоциональное отторжение, которое определяется автоматическим режимом. Хотя бОльшая ценность пяти жизней против одной не вызывает возражений, если рассуждать рационально, пользуясь ручными настройками. А люди с дефектом вентромедиального участка префронтального кортекса, который в норме эмоционально обрабатывает ситуацию, без колебаний принимают решение сбросить мужика. (Тем рационалам, у кого дефект вентромедиального участка, для дальнейших упражнений можно усложнить ситуацию: этот мужик – ваш родственник. А у кого эмоциональная компонента сильно развита, родственника можно поставить среди пяти ремонтников рельсов. Вот чем эти нейробиологи с философами занимаются.).

Какой из этих двух режимов, автоматический или ручной, лучше? Каждый хорош для решения различных задач. Для начала рассмотрим как формируетсяавтоматический режим.

Во-первых, это врожденные эволюционно закрепленные квази-инстинкты, вроде отвращения. Если особь не унаследовала полезного отвращения от гнилятины, она помирала, а если унаследовала – то выживала.

Во-вторых, это культурно унаследованный опыт. В лекции приводится следующий пример. Докладчик спрашивает, кто из присутствующих лично имел дело с ку-клукс-кланом? А с фашистами? Никто. Но тем не менее, большинство из присутствующих выразит предсказуемый эмоциональный ответ на созерцание белых колпаков или свастики. Биология не знает ни ку-клукс-клана, ни фашистов, кроме того, эмоциональные ответ не определен личным опытом. Отвращение в этом случае это культурное наследство среды.

В-третьих, это личный опыт, вроде обжигания пальца на огне.

Это три составляющие (генетически закрепленный опыт очень древних поколений, культурно закрепленный опыт относительно близких предков и личный опыт) которые переплетаясь и взаимодополняя, определяют автоматический режим выдержки, диафрагмы и фокуса морали. Это покрывает многое, но не все. Есть две глобальные вещи, которые автоматический режим решить не может и здесь требуется ручной режим. Что же это за проблемы?

1. Моральные проблемы рожденные современной технологией. Например, возможность побомбить народ с другой стороны планеты. Или помочь этому народу. Или прервать разитие плода. Или наклонировать этих плодов побольше. Наши предки такой возможности не имели, перед ними также не ставала необходимость оценить моральность этого события, нет культурного наследия. Наше поколение первое, которое вынуждено дать этому моральную оценку.

2. Моральные проблемы рожденные межкультурными контактами. Наша психология изначально заточена для формирования групп и контактов внутри групп, а также для взаимодействия (хорошего или плохого) между группами. Из антропологичесокй точки зрения современный мир достаточно необычный и состоит из групп с различными моральными устоями, которые соприкасаются и трутся между собой.

Каким образом можно тренировать, настраивать ручной режим настройки моральности? Какие рациональные аргументы могут послужить оправданием той или иной морали, в случае, если автоматический режим с этим не справляется? Можно опять попробовать поупражняться с воображаемыми экспериментами.

Например, вы выгуливаете новый костюм от Армани за 2000 долларов вдоль озера и видите, что там тонет ребенок. Вам ничего не стоит спасти его жизнь, нырнув за ним в костюме, но тогда он будет безнадежно испорчен. Большинство без колебаний прыгает в Армани за ребенком, только моральный урод скажет "Я не стану прыгать, мне костюм дороже". Теперь усложняем ситуацию. Ребенок находится на другом конце света, например, в Африке, и умирает от голода. У вас есть возможность заранее отказаться от костюма Армани и отправить 2000 долларов умирающему ребенку, чем спасти его жизнь. И если вы решите купить костюм Армани, вас моральным уродом не назовут. Автоматический режим эмоциональной глухоты в этом случае определен дистанцией до Африки, но ручной режим фокуса моральной настройки может ее сократить.

Или еще один пример, но навыворот, про эвтаназию. Мысль об убийстве смертельнобольного и сильнострадающего вызывает автоматическое эмоциональное отторжение вроде нравственной брезгливости. Сейчас подкрутим диафрагму в ручном режиме. Как вам идея, что сильнодействующий наркотик сделает последние дни или часы умирающего значительно
приятнее и комфортабельнее, даже если мы точно знаем, что этот наркотик его убьет?

Таким образом мы используем ручной режим, наши рассуждения для рационализации и оправдания наших автоматических настроек. И это в последствии отображается в том, что мы называем правом: "право плода на жизнь", "право женщин на выбор". Важность формулировки моральных принципов в ручном режиме иллюстрируется примером из физики.

Если вы прохаживается по супермаркету, не надо быть Эйнштейном, чтобы в нем сориентироваться. Достаточно автоматических настроек вроде интуиции. Но чтобы запустить ракету на луну, интуицией и инстинктами не обойтись, надо учебник по математике и физике.

Наши самые большие социальные проблемы – войны, терроризм, разрушение окружающей среды и т.д. – возникают из нашей невольной тенденции применять палеолитическое нравственное мышление (также известное как "здравый смысл") при решение сложных проблем современной жизни. Наш мозг обманывает нас, думая, что на нашей стороне есть нравственная правда, когда ее на самом деле нет. Наш мозг мешает нам видеть мир из альтернативных моральных точек зрения. При принятии важных политических решений мы полагаемся на инстинктивные чувства, которые умные, но не достаточно.

Это плохие новости. Хорошая новость заключается в том, что некоторые части человеческого мозга очень гибкие, и, что в зависимости от дополнительной информации об когнитивных системах, мы можем
адаптировать наше нравственное мышления в современном мире. Но для этого мы должны отложить в сторону здравый смысл и рассуждать таким образом, какой большинством людей воспримется как неестественный.

И чтоб два раза не вставать, опять про мозг.

Ну интересно мне про мозг, как оно там думает в черепушке. Стаття в PloS ONE появилас. Сравнили мозг нас, всеядных, вегетарианцев и веганцев. Хотите,
сами читайте, а нет, так будем вместе разбираться. Я даже на бумажке писать стала, так оно там хитро запутано. Эти ж нейрофизиологи, нет, чтобы открытым текстом сказать, что мы в голове думаем, а изъясняются заковыристыми фразами вроде "an increased recruitment of the anterior cingulate cortex (ACC) and inferior frontal gyrus (IFG)" .

В общем, взяли три группы

хомячков Кэмпбелла
по 20 добровольцев и давай

кормить их трансгенной соей
показывать из отвратительные сцены насилия над людьми и животными и смотреть томографией, какие зоны в мозгу у них там активируются, с целю сравнить, чем же мозги отличаются. Вегетарианцы и веганцы были отобраны специально не просто так, любители экзотической диеты, а идейные.

Первое, что обнаружили, что вегетарианцы и веганцы вообще отличаются от всеядных большей активацией различных зон, которые связывают с эмпатией. Они как бы больше склонны к рефлексии в принципе.

Причем, вегетарианцы и веганцы проявляют повышеную рефлексию на созерцание мучения животных
больше, чем на созерцание человеческих страданий. В это случае наблюдения за животными страданиями, кроме участка
аnterior cingulate cortex АСС (связанного с обработкой боли, самоосознанием, бдительностью и вниманием), активируются участки mPFC, PCC (подсказали хорошие люди в комментариях
Medial prefrontal cortex, posterior cingulate cortex), активность которых связывают с эмоциями, визуально-пространственныой обработкой, социальным поведением, оценка эмоционально-важных слов и неприятных эпизодов из прошлой памяти.

При этом наблюдалось подавление активности в миндалевидном теле у вегетарианцев и веганцев, в отличии от всеядных. Миндалевидное тело обычно реагирует на страх и угрожающие сцены и обрабатывает эти эмоции. Предполагается, что сигнал на подавление активности миндалевидного тела идет из лобной коры, которая сама решила обработать эти эмоции более качественно.

Второе, что обнаружили, мозг вегетарианцев и веганцев тоже отличается. Прежде всего в реакции на человеческие страдания. У вегетарианцев активируется IPL (
inferior parietal lobule), который формирует представление о теле и отвечает за отличение себя от других. А при наблюдении вегетарианцами сцен насилия над животными, специфически активируется ACC, которое обрабатывает боль, отвечает за эмоциональный самоконтроль и социальное поведение. А веганцы при наблюдении животных страданий, активируют IFG (i
nferior frontal gyrus) и левый MТG (
middle temporal gyrus). Эти участки связывают с самой эмпатией, они активируются на наблюдение за другими, обработкой социальных взаимодействий и пр. Понятней я сказать не могу, в статье и так все неясно.

Как бы суммируя еще раз для тех, кто не продрался через терминологию и мое косноязычие. В чем же разница?

Вегетарианцы активируют свои болевые участки на созерцание животных страданий, а при созерцании человеческих страданий участки, отвечающие за представление о теле. Специфическая реакция веганов на животных отражает больший набор эмоциональных механизмов регулирования.

Всеядные показали бОльшую реакцию на созерцание человеческий страданий в тех самых участках, которым веганцы реагируют на животные страдания, и вообще, все говорит о том, что всеядных занимает эмоциональная оценка страданий сородичей больше, чем страдания животных.

Исключительно интересная ссылка

О книге Jill Bolte Taylor "My Stroke of Insight". Это рассказ нейрофизиолога о том, как в тридцать семь лет она перенесла инсульт, а потом девять лет восстанавливала свою физическую и интеллектуальную целостность.

Затих постоянный внутренний диалог, и из мира исчезли слова, цифры и знаки – это тромб добрался до речевого центра. Каким-то образом она успела осознать, что переживает инсульт, и главной целью стала организация спасения, нужно было дозвониться до кого-нибудь, чтобы вызвать врача. Сохранить это намерение оказалось одной из самых сложных задач – правое полушарие живет настоящим, и удержать концепт планирования, причинно-следственных связей для него почти невозможно.
Она добралась до телефона, но поняла, что не помнит ни одного номера и не различает цифр на клавиатуре. На визитных карточках оказалось невозможным отличить буквы, цифры и картинки от фона, все стало мешаниной абстрактных форм. Ей удалось набрать свой рабочий телефон, опираясь на ассоциации и на память о порядке движения пальцев по клавиатуре.

via
nature_wonder

Про мозг и генетику.

Иногда наблюдаю скрытые интересные диалоги, которые разворачиваются во френдоленте, но при этом незаслуженно ускользают от внимания публики. Надо просто собрать их как паззл воедино, что я сейчас и сделаю.

Например, недавно в блоге
ivanov_petrov
обсуждалась лекция Татьяны Черниговской о языке и сознании. Помимо всего прочего, упомянуты генетические различия человека и шимпанзе. Не буду пересказывать, просто процитирую выдержки из лекции.

"…Споры о языке идут именно между сильными сторонами, у каждой из которых есть тонны аргументов. К чему сводится этот спор? В итоге он сводится к следующему. Есть все жители этой планеты, потом есть некий провал. И тогда начинается человек. Есть ли этот провал? Если он есть, значит люди действительно – вообще другие. Что это значит? Другие – это кто? В августе 2006-го года были опубликованы исследования, в рамках которых сравнивались геномы человека и шимпанзе. Те, кто этим занимались, пытались найти участки ДНК, в которых за 5 млн. лет произошли такие сильные изменения, которые отдалили нас от шимпанзе. Нашли несколько таких участков. В этих участках темпы изменения были существенно выше, чем в среднем по геному. Их оказалось 49. Я не генетик. Поэтому эту информацию комментировать научно я не возьмусь. Причем в некоторых участках изменения происходили в 70 раз быстрее, чем в среднем. Это огромная цифра. Почему такое ускорение произошло?

Тут есть множество спекуляций, правда, вне генетики. Хомский считает, что произошла макромутация, то есть взрыв, который привел к возникновению языка. Стивен Пинкер с некоторых пор занимает другую позицию. Общее у них в том, что есть модуль языка. Но Пинкер занимает более эволюционную позицию, говоря, что была серия микромутаций, которые привели к языку. Участки этих изменений разбросаны по всему геному. Встает вопрос: какие функции эти участки выполняют? Начали разбираться и выделили ген, который претерпел наиболее значительные изменения. Это небольшой ген, который называется HAR1, который входит в группу
HAR1F, что означает Human accelerated region 1 forward. Он кодирует маленькую РНК. Но в нем содержится 118 различий между человеком и шимпанзе. Для сравнения: разница между шимпанзе и птицами – 2 различия. То есть был какой-то взрывной процесс. Это исследование было выполнено в Калифорнии целой группой людей. Этот HAR1F влияет на развитие нейронов новой коры между седьмой и девятнадцатой неделями развития плода. Это критичный период для миграции нейронов и специализации нейронов в коре. Это очень важно. И сразу было объявлено, что это ген мышления."

Эту цитату лаконично прокомментировал
galicarnax : Это как бы ошибка. Вся длина гена
HAR1F – 118 нуклеотидов, из них между человеком и шимпанзе отличаются 18, а между шимпанзе и птицами – два.

А уже у себя дал
развернутое и исключительно интересное сообщение об этой некодирующей РНК
HAR1F .

Еще раз процитирую:

"Возможно, самым примечательным событием в геномике последних лет стало обнаружение некодирующих консервативных последовательностей – участков, которые не несут информацию о белках, но сохранаются в течение эволюции позвоночных не хуже (а порой и лучше), чем кодирующие экзоны. В геноме человека 1.5% нуклеотидов кодируют белки. Но доля консервативных участков составляет около 5%. Часть некодирующих 3.5% составляют зоны, регулирующие экспрессию генов, а также участки, с которых копируются функциональные молекулы РНК (прежде всего рРНК и тРНК) – они также похожи у всех организмов. Каковы функции оставшихся консервативных "записей", составляющих в сумме около 5 миллионов оснований – загадка. А функции у них, несомненно, есть, и крайне важные, судя по их сохранности. В среднем длина этих загадочных участков составляет 50-200 оснований."

Для полноты картины у меня еще один кусочек паззла в рукаве про загадочные участки. Дискуссия у того же
ivanov_petrov о
темной материи генома. В даном случае речь идет пересмотре масштабов некодирующей, но транскрибирующейся части генома, которая непонятно, что делает. Согласно новым исследованиям их транскрибируется несколько меньше, чем ранее предполагалось, но тем не менее мы наблюдаем кучу непонятной считанной информации, смысл которой далеко еще непонятен. Но вот с HAR1F немножечко, совсем чуть-чуть, проблескивает хотя бы
структура.