Just this beautiful, complex wonderfully unfathomable world

Гениальный десятиминутный актуальный стих на аглицком от
Tim Minchin. Разговор с адепткой альтернативной медицины. (заманиваю) Кроме того, можно здорово расширить словарный запас. В тексте есть красивые слова bullshit, totally fucked (в голову), cock, arsehole и сиськи. Вы бы еще и не такие слова выбрали, если собеседница разворачивает известную дискуссию:


Pharmaceutical companies are the enemy
They promote drug dependency
At the cost of the natural remedies
That are all our bodies need
They are immoral and driven by greed.
Why take drugs
When herbs can solve it?
Why use chemicals
When homeopathic solvents
Can resolve it?
It’s time we all return-to-live
With natural medical alternatives
.”

Смотрите сами:
http://l.lj-toys.com/?auth_token=sessionless%3A1491292800%3Aembedcontent%3A13257115%2613%26%260%26youtube%26V0W7Jbc_Vhw%3A985deb5534cd00d7b30dbb769fb5d4ce97be7434&source=youtube&vid=V0W7Jbc_Vhw&moduleid=13&preview=0&journalid=13257115&noads=

via
aufrichtiger

Advertisements

Бытовуха. Я тоже человек и тоже негодую.

Или в производстве моющих средств кризис жанра, или я чего-то не понимаю. С 30-х годов прошлого столетия, с момента транслирования первых радиосериалов, порошково-стиральная промышленность браво рапортует о непрерывном улучшении моюще-чистящих качеств стиральных порошков. С тех пор радио сменилось на телевизор, сериалы получили названия "мыльных опер" и скоро будут в 3D. Порошки, судя по рекламе, должны уже быть совершенными, как космический аппарат. И с каждым годом все лучше, новее, и стиральнее.

1907 в Германии появился в продаже Pesil, соединивший воедино NatriumPERborat и SILikat. Перборат натрия отбеливал пятна, а силикат связывал загрязнения на себя.

1932 Генрих Готтлиб Берч изобрел первый синтетический порошок по имени FEWA

1960 добавили биологически разрушаемые тензиды, чтобы уменьшить пенообразование.

1968 в порошки начали добавлять энзимы для быстрого разрушения белков и углеводов.

1986 появилось новое бесфосфатное направление в порошкостроительстве.

1992 появились порошки для цветных

металлов
тканей, с чем-то таким, что предупреждает линяние тканей.

1994 на рынок вышли суперконцентраты, теперь для стирки достаточно капли стирающего средства.

То ли пятнообразование эволюционировало вместе с порошками, а я со своими пятнами осталась где-то в доисторической эпохе, но как объяснить тот досадный факт, что даже лучшие из порошков не отстирывают самые примитивные из всех пятен – жировые. Это ж так просто, уронить на футболку сосиску и так сложно ее потом отстирать. Или уже все потребляют обезжиренные сосиски, а я не в курсе?

Я думаю, что секрет жировыведения где-то утерян производителями стиральных порошков на стыке тысячелетий. Они увлеклись хитромудрым выведением пятен от красного вина, отбеливанием и подавлением пенообразования так, что жирорастворяемый компонент просто не поместился в формулу. Верните жирорастворитель, например, вместо отбеливателя, а то черные футболки за две-три стирки становятся светло-серого цвета. Не надо отбеливатель, я обойдусь. И энзимы тоже уберите. Похоже, они неспецифически режут не только крахмал из пудинга, но и целлюлозу хлопчатобумажных волокон, факт. У меня нет другого объяснения, почему футболки через две стирки выглядят вплотную расстрелянными дробью. Это неправильно – стираешь футболку от жира, а вместо этого получаешь дырявую линялую тряпочку, а жирные пятна там же, где и были.

После того, как пятнистых футболок накопилось великое множество, я решилась на радикальный шаг и без усилий отстирала жирные пятна
средством для мытья посуды. Мне кажется, производителей стиральных порошков и производителей средств для мытья посуды пора познакомить. Средство для мытья посуды едва ли не единственный пример, где маркетологи не успели диверсифицировать на средство для мытья чашек, отдельно – для кастрюль, отдельно для сковородок и другой кухонной утвари.

Производители шампуней заслужили проклятие наравне с производителями стиральных порошков. Я часами стою у полок с шампунями и прислушиваюсь к внутреннему голосу. Сначала заблуждаюсь, а потом начинаю решать методом исключения. Сначала исключаю шампунь для блондинок, потом шампунь для завивок и химии. Нахожу специальный шампунь для сучек крашеных. Ну я, допустим, крашена, но у меня волосы лохматые, а для лохматых – другой шампунь, но при этом он для коротких волос, а который для длинных – тот не для лохматых. Я начинаю нервничать и волноваться. Наконец взгляд падает на спасительную этикетку "Для всех типов волос". Хватаю, как оказывается, что он для мужиков. Так вот. Маркетологам на заметку. Я ищу шампунь, чтобы на нем было написано "Просто нормальный шампунь для человеков". А то вас переплюнут производители средств для мытья посуды. Сейчас на нем уже пишут, дескать, отлично ухаживает за кожей рук. Как только напишут, что хорошо стирает хлопок и шерсть (на голове), как рынок бытовой химии меня потеряет.

Интересные ссылки

Френдолента принесла прекрасный улов на тему языка и коммуникации у людей и животных.

via
riftsh

О cтатье Леры Бородицкой, профессора Стэнфордского Университета в
Wall Street Journal о том, как язык определяет сознание.

"
если Джон нечаянно уронил вазу, по-английски скажут "Джон разбил вазу", а по-испански и по-японски "ваза разбилась". После просмотра видеозаписи, на которой посуду бьют и нарочно, и нечаянно, испанцы и японцы запоминают только тех, кто разбил нарочно, а американцы – и тех, и других."

И еще про "слова" via
lenka_iz_hij

О цикле статей на Элементах от
wolf_kitses
о коммуникации животных.

Когда животное что-то кричит или показывает другому животному – выполняет ли оно некую жесткую программу, автоматически выдавая исходящее В в ответ на входящее А, или пользуется этими звуками и жестами по собственному произволу, как люди словами?

Блоггерские страсти-мордасти

На платформе научных блоггеров
Scienceblogs.com разразились нешуточные страсти. Редактор платформы Адам Блай в начале этого месяца
опубликовал сообщение о том, что в научно-блоггерское комьюнити приходит новичок – компания ПепсиКо с блогом PR Food Frontiers котором должны освещаться новинки диетологии и питания. Как оказалось за деньги (
А то! – прим. progenes). Блоггеры офигели и высказали
все, что они думают о Пепсиколе и ее продукции, а также о том, что такое репутация и вообще, постыдились бы пепсикольщики говорить о диетологии.

Незамедлительно последовали угрозы немедленно свалить из платформы, если это безобразие не прекратится. Кто не в курсе еще, то знайте, если не считать блогов научных журналов, Scienceblogs.com является самым живым и наиболее компетентным научно-популярным блоггерским комьюнити. В нем пишут топ10 мирового блоггерского научпопа. Под давлением блоггерской общественности блог
Food Frontiers закрыли, однако аргументы уйти – остались и
они убийственные:

"
It is completely irrelevant that it was Pepsi.
It is completely irrelevant that it was about food.
It is completely irrelevant that they never got to post anything on the blog before it was removed under the storm of criticism by us, readers and the media.
It is completely irrelevant if their content was going to be good or bad.
What is relevant is that a corporation paid to have a seat at the table with us. And that Seed made that happen.
"

В общем,
ряды комьюнити редеют, блоггеры уходят на другие платформы. Посмотрим, оправится ли Scienceblogs от удара. Жалко.

via
neuraum

Про Конан-бактерию. Серия 2.

А давайте еще поговорим о
Deinococcus radiodurans? Хорошая дискуссия получается, мне понравилось, хочу еще! Коментарии все замечательные, много вопросов появилось, на некоторые уже есть ответы, не зря ее долбят уже пару десятилетий.

У меня сложилось впечатление, что эта бактерия представляется многим как какой-то стабильный организм, готовый и практически неизменный со времен первичного бульона или занесения из Марса. Во-вторых, наверняка кажется, что две-три мутации определили ее аномальную устойчивость. И, наконец, эволюционную теорию еще не успели разбавить в школах альтернативной теорией, как уже ясно, что не всем юным физикам и она по зубам. А у меня еще есть парочка интересных фактов из жизни

Deinococcus radiodurans.

Посмотрим на любую бактерию глазами биолога. Это не просто одна клетка, это очень сложный механизм. ДНК не просто болтается в ней, она упакована, время от времени раскручивается вся, умножается перед делением или раскручивается частично, чтобы с нее могла считаться РНК нужного в определенный момент гена. Если ДНК рвется, то включается целый ряд механизмов по ее починке. Все это обслуживается огромным количеством белков и требует определенных условий. Если мы говорим об устойчивости к радиации, то ДНК одна из самых важных молекул, которая подвержена как самим гамма-фотонам, так и атакам свободных радикалов, образующихся при воздействии ионизирующего излучения. Поэтому именно к системам репарации ДНК, к генам, которые кодируют белки, ремонтирующие поломки, прежде всего приковано внимание ученых.

Как изучают эти белки? Во-первых, сравнивают их гены с уже известными и смотрят, что там у них есть такого, чего нет у других бактерий. После чего экспериментально проверяют – поочередно "выключают" репаративные гены и смотрят, какой же из них привел к такой устойчивости. Было бы очень занятно найти один такой ген, который придал бактерии такие качества, но боюсь вас разочаровать. Я вернусь к результатам чуть позже, а теперь посмотрим, что еще такого есть в этой бактерии.

С ДНК мы чуток разобрались. Что еще там есть такого в бактериальной клетке? Она синтезирует себе энергию, а также строительный материал для органелл. Да-да, те самые белки (аминокислоты), жиры и углеводы. На мембраны, на клеточную стенку, запасы какие-то на случай голода. При этом постоянно что-то расщепляет, считывает, транслирует, принимает сигналы внутри себя и из вне и так далее. Все это опять таки обслуживается белками, которые, как и ДНК, повреждаются свободными радикалами от ионизирующего излучения. И если ДНК сами белки могут починить, то кто починит белки, если они поломались?

Итак, в норме это все работает, живет и размножается, как тут шарахнуло большой дозой и по белкам (всем) и по ДНК (всей). У нормальной бактерии ВСЕ поломалось сразу и сдохло. И белки и ДНК. А у этой летального эффекта не наблюдается ВООБЩЕ, а наблюдается только замедление деления. Я думаю уже должно быть ясно, что это не ОДНА мутация и не ОДИН ключевой белок, и даже не ОДИН механизм. Это навело на мысль, что не только в эффективной репарации ДНК дело (хотя и в ней тоже). Сами белки как-то исключительно эффективно защищены от свободных радикалов. И действительно, оказалось, что клетки
бактерии напичканы марганцем и содержат меньше железа, чем другие менее радиационно-устойчивые бактерии и именно марганец "гасит" супероксидный ион О2, в те время как железо делает из H
2O
2 опять HO
. Высокую концентрацию марганца обеспечивают специфические марганцевые насосы. Похоже, что та же система защиты срабатывает и при высыхании, которое также приводит к образованию свободных радикалов.

С белками немного разобрались, но радиация, как мы помним, повреждает и ДНК, так что "оставшиеся в живых" белки немедленно принимаются за починку разрывов. Я тут поразмышляла, как бы это попроще это все описать, сейчас попробую. Во-первых, оказалось, что репаративные системы немногим только отличаются от таковых у кишечной палочки по структуре (хоть и отличаются), но значительно эффективнее в работе. Сравнивать с кишечной палочкой как-то не совсем серьезно, поскольку с реперативными системами и у нее не все ясно, поэтому
взяли и сравнили эти системы
Deinococcus radiodurans и у близкородственной
Thermus thermophilus, которая не устойчива к радиации. И не только эти системы, а вообще на предмет посмотреть, как оно все это эволюционно развивалось.

С грем пополам восстановили облик общего предка устойчивых и не устойчивых к радиации видов. Получилось, что в процессе эволюции какие-то гены терялись, какие-то привносились, причем
Deinococcus radiodurans похоже "нахватал" некоторых генов даже из ядерных организмов, например, из растений. Тут может показаться неувязочка со стабильностью к мутациям.
D. radiodurans, конечно, генетически "стабильнее" других видов, но при этом он вполне компетентен для захвата чужеродной ДНК, которая, как правило, встраивается в мегаплазмиду, а не в хромосому до выяснения обстоятельств. Именно эта часть бактериального генома наиболее динамично изменялась. Сейчас будет про эволюцию и Дарвина.

Звезды так сложились, что если погадать на

картах Таро
программах
MultiParanoid and DnaSP, то можно узнать, что "
basal DNA repair machinery is subject to positive selection in ionizing-radiation-resistant bacteria". Выражаясь простыми словами: чем больше консервативен ген по структуре во времени и во всех организмах, это означает, что его функция исключительно востребована и любая мутация в нем нежелательна. Он находится под положительной селекцией. Если ген присутствует только в какой-то части особей в популяции и его нуклеотидная последовательность сильно отличается от особи к особи, то его функция на данный момент времени жизни популяции в определенный момент времени не эссенциальна. Он нейтральный.

Таким образом, защита от радиации заключается не только в чудесном марганце, защищающем белки от повреждений, но и в том, что ДНК репаративные гены судя по изменениям пребывали под влиянием позитивной дарвиновской селекции. И не один. Их все разделили на две группы.

Итак,
посравнивали-посравнивали и обнаружили такие гены, много, которые разделили на две группы. В первую группу попали гены, которые находятся под позитивной селекцией у радиационно-устойчивых видов и под нейтральной селекцией в неустойчивых. В другую группу попали гены, которые находятся под позитивной селекцией у радиационно-устойчивых видов, а у нейстойчивых вообще отсутствуют за ненадобностью. И подавляющее большинство этих генов именно те, которые обслуживают механизмы репарации ДНК. То есть селекционный прессинг есть, но остается вопрос, откуда он? Самым вероятным объяснением остается перекрывание систем устойчивости к высыханию и радиации. Оба стресса приводят к образованию свободных радикалов, хотя уже показано, что это два различных пути утилизации стрессового сигнала: есть гены, выключение которых приводит к потере устойчивости к высыханию, но сохраняет устойчивость к радиации. Зато выключение отдельных ключевых генов не приводят к большой потере устойчивости к радиакции, а только кумулятивный эффект генетических поломок приводит к более-менее драматическому эффекту.

Я не знаю, насколько это все интересно, но мне кажется, что это все немного проясняет кое-что из таинственной жизни
Deinococcus radiodurans . Это хорошо отлаженная машина по устойчивости к свободным радикалам, которая проходит постоянный эволюционный тюнинг как и все мы.

Про Конан-бактерию

Тут мне подбросили

свинью
интересное сообщение, теперь придется написать, вместо того, чтобы поработать в жару. Новость называется так: "
Ученые нашли первоисточник жизни на Земле". Ну, думаю, и заглавие. Давай читать, понятное дело, что не нашли, а только предполагают. Все как всегда спорно, но объект исследований настолько замечательный, что есть повод о нем поговорить и называется он бактерия
Deinococcus radiodurans (не перебивайте, сейчас будет и про Крейга Вентера).

Хотите смотрите в
википедию там написано, что это такая бактерия, которая устойчивая к большим дозам радиоактивного излучения и способна выживать при дозе до 10000 Грей (для человека летальная доза радиации 5 Гр). Занесена в Книгу рекордов Гиннеса, как "the world”s toughest bacterium." В общем, это самый устойчивый организм в мире, причем, как оказалось, не только к радиоактивному излучению, а к ультрафиолету, окислителям и высыханию, причем не образуя спор. Зачем нам это знать?

Во-первых, это все странно и вот почему. Если говорить о каких-либо качествах у организмов, то если исходить из того, что мы знаем из эволюционной теории, то развиваются эти качества на фоне условий. Нет условий – нафига нам эти качества? Но естественный радиационный фон, даже самый высокий где-то в Иране, он все еще значительно ниже того, против которого устойчива эта бактерия. Более того, эта бактерия есть всюду – от воды с радиационных отстойников до человеческого кишечника. Значит есть вопрос – каким образом сформировалась такая устойчивость в процессе эволюции, и еще один вопрос – каким образом эта устойчивость обеспечивается.

Первым делом прочитали геном еще в
1999 году, прочиткой порулил Крейг Вентер. Оказалось, что геном всего-то ничего, два хромосомки и две плазмидки. Оказалось, что помимо всего прочего бактерия способна чинить ДНК очень быстро и эффективно так, что копируется сотни поколений без мутаций. А уже в 2003 ученые начали шутить.
Закодировали в плазмиде слова песни It”s a Small World и встроили в бактерию. Через 100 бактериальных поколений удалось расшифровать слова практически без ошибок. Таким образом эта бактерия еще и эффективно защищает информацию.

Как? Ежегодно выходит несколько десятков статей посвященных изучению и расшифровке механизма уникальной устойчивости бактерии. Считается, что устойчивость к радиации возникла как побочный эффект устойчивости к высыханию, поскольку используется похожий механизм репарации. Есть также несколько идей, каким образом осуществляется эта устойчивость. Во-первых,
бактерия хранит несколько копий генома, из которого черпает информацию для починки мутаций с помощью системы рекомбинации. Буквально недавно вышел
короткий обзор про механизм восставания из пепла, где суммируются последние спекуляции и наиболее вероятные механизмы. Текст для магглов нетривиальный, но зато там есть картинка. Во-вторых, не только ДНК, но и
белки защищены от повреждений различными механизмами. Однако, до сих пор не все еще ясно до конца, зато Крейг Вентер, когда соображал искусственный геном, уже использовал замечательные особенности
Deinococcus radiodurans. Отдельные куски искусственного генома собирались и хранились в этой бактерии для защиты от мутаций.

Теперь вернемся к изначальной статье о том, что это чудо занесло к нам с Марса. Идея не нова и
родилась, похоже, в отечественной среде. Раз условий для формирования такой устойчивости на Земле нет, то, вестимо, радиации на Марсе полно. Только не ясно теперь откуда на Марсе они взялись, эти все аминокислоты и нуклеотиды. А бразильские коллеги
экспериментально симулировали космические условия, в который поместили бактерию и она выжила. И пишут "
Such high survival rates reinforce the possibility of an interplanetary transfer of viable microbes."

В общем не факт, что оно к нам с Марса прилетело, но факт, что если шарахнет, то только оно до Марса и долетит. А если мы туда еще одну песню закодируем…